Фаршированная шейка «модильяни»

Амедео Модильяни: гений-шлимазл

Амедео Модильяни. Автопортрет, 1919

Красивый, харизматичный, чахоточный, несчастный Модильяни был воплощением художника-парижанина, прожигающего жизнь в тумане гашиша и алкоголя.  Немецкий художник Людвиг Мейднер назвал его «последним истинным представителем богемы».

Когда он умер в 35 лет, его беременная любовница выбросилась из окна, убив себя, будущего ребенка и оставив сиротой их малышку-дочь.

Модильяни родился в 1884 году в итальянском городке Ливорно, недалеко от Пизы. Он был четвертым и самым младшим ребенком в семье Фламинио Модильяни, торговца углем и деревом.

Будущему художнику не повезло сразу же — в год его рождения отец обанкротился.

В возрасте 11 лет Модильяни заболел плевритом, а в 1898 году — тифом, который в то время считался неизлечимым. Он выздоровел, но именно эта болезнь навсегда изменила его жизнь.

По рассказам его матери, лёжа в лихорадочном бреду, Модильяни бредил шедеврами итальянских мастеров и распознал своё предназначение стать художником.

После выздоровления, родители позволили Амедео бросить школу, чтобы тот мог начать брать уроки рисования и живописи в ливорнской Академии искусств.

В детстве у него диагностировали и туберкулёз, в конце концов убивший его. И всё же он был настоящим красавцем и успел за свою короткую жизнь разбить немало сердец.

Рисовать Модильяни учился в родном Ливорно, во Флоренции и в венецианском Институте искусств. В 1906 году, когда ему исполнилось двадцать два, Амедео с небольшой суммой денег, которую смогла собрать для него мать, переехал в Париж, о котором мечтал уже несколько лет. Сначала он поселился в приличном отеле, но уже очень скоро переехал в крохотную комнатку на Монмартре.

Город сделал его нищим, голодным, несчастным — и подарил вдохновение. Первые годы он работал чуть ли не круглые сутки, рисуя до 150 эскизов в день.

Именно здесь через четыре года он познакомится с русской поэтессой по имени Анна.

Модильяни, художник и еврей

«Модильяни, художник и еврей» — так представился Амедео Анне Ахматовой в 1910 году. Та говорила, что их первая встреча была словно «укус звенящей осы», а спустя много лет написала в эссе о художнике: «Я знала, что такой человек должен просиять».

Они читали друг другу стихи французских поэтов, ходили в Лувр смотреть египетский отдел, гуляли по ночному Парижу. Модильяни рисовал карандашные портреты Анны Андреевны, а в стихотворениях Ахматовой 1910 и 1911 годов появился сероглазый лирический герой. Есть даже версия, что и сам знаменитый Сероглазый король — не кто иной, как Модильяни.

Анна Ахматова на рисунке Модильяни

Долго быть вместе им было не суждено. Ахматовой пришлось вернуться к мужу в Россию. Влюблённые расстались навсегда.

В течение четырех лет с 1910 года Моди занимался, главным образом, скульптурой, лишь изредка возвращаясь к живописи, но с началом войны в Париже прекратилось новое строительство, и камня достать уже было практически невозможно.

Окончательное обращение Модильяни к живописи по времени совпадает с новым романом — с Беатрис Хастингс, бисексуальной британской журналисткой. Они провели два весьма бурных года вместе, прежде чем она ушла от него, не в силах наблюдать, как он разрушает себя беспробудным пьянством.

Амедео Модильяни. Портрет Беатрис Хастингс

Беатрис была женщиной весьма незаурядной – яркой интеллектуалкой, язвительной и независимой. Подробности их романа, встречающиеся в описаниях современников, включают бурные ссоры и даже драки.

Когда Гастингс ушла, Модильяни сошелся с нежной молоденькой Симоне Теру, которая родила ему сына, впрочем признать его своим Амедео отказался.

Последняя муза и шекспировский финал

В апреле 1917 Модильяни повстречал девятнадцатилетнюю студентку Жанну Эбютерн. Голубоглазая и с косичками, «она была в основном беременна большую часть времени, которую они прожили вместе». Её родители были в ужасе от того, что её избранник — нищий алкоголик и наркоман, к тому же еврей — и отреклись от дочери.

Амедео Модильяни. Портрет Жанны Эбютерн

Модильяни посвятил Жанне Эбютерн больше всего работ и именно её лицо мы, скорее всего вспомним, когда речь зайдёт о портретах кисти «последнего богемного художника Парижа». К сожалению, любовь девушки уже не могла спасти Амедео, хотя и вдохновила его на создание множества шедевров.

Фотографии Жанны Эбютерн и её портреты кисти Модильяни

К моменту знакомства со своей последней музой, Модильяни уже много лет был запойным алкоголиком, начинающим утро с рюмки или трубки гашиша. Жили они очень бедно: картины художника почти не продавались.

Отчасти причиной этого был его исключительно скверный характер. Непонимание зрителей приводило Модильяни в бешенство («Почему глаза без зрачков? — спрашивали они. — Почему такие огромные шеи?»).

Но и тех немногих коллекционеров, что интересовались его картинами, он умудрялся отпугнуть откровенным хамством.

Известна история о том, как одна богатая барышня купила рисунок Модильяни и обнаружила, что он не подписан. Девушка подошла к художнику в кафе и попросила подписать работу. Но Модильяни был не в духе. Он взял перо и начертал свою фамилию поверх рисунка, испортив его и напугав покупательницу

Художник умер без гроша в кармане в благотворительной больнице от туберкулезного менингита. Его беременная жена выбросилась из окна. Их годовалая дочь осталась сиротой. Девочку, которую тоже звали Жанна, приняла сестра Модильяни. Но это было все, что осталось в семье от гениального художника: каждый набросок, каждую картину он менял на еду, алкоголь и аренду.

Зато слух о трагедии в духе Шекспира мигом облетел Париж, коллекционеры начали охоту за полотнами художника, портреты, которые он писал, стали знамениты.Теперь они принадлежат арт-дилерам, которые продают их по неуклонно растущим ценам. В 2015 году картина Модильяни была продана за рекордные $ 170 млн на аукционе Christie’s.

Всю жизнь Жанна изучала своего отца, его судьбу, рисунки и картины. Итог её работы — большая биография «Модильяни: человек и миф».

По материалам: tanjand.livejourna,modernartconsulting,booknik

Источник: http://www.izbrannoe.com/news/lyudi/amedeo-modilyani-geniy-shlimazl/

Дина Рубина. «…Выпивать и закусывать…» (2)

И позже, когда разговор заходит о том, что женщина всегда может обмануть мужика, инсценируя страсть, и что мужик даже ждет от нее некоторой театральности, – Игорь говорит:

– Да, можно себе представить, что и наш Шах вот так ждет, что кресло будет шептать ему: – Ты потрясающий мужик, у меня такого никогда не было!

Сашка Окунь, человек беспокойный и изобретательный, долго носился с идеей «семиотической» кухни. Это когда название блюда должно быть отображено по смыслу, по вкусу и по цвету. Долго готовил программу вечера «презентации», проводил лабораторные исследования. Вера, жена Окуня, рассказывала, что некий суп под названием «Бокаччо» трижды сливали в унитаз, как неудавшийся.

Наконец, Сашка торжественно пригласил нас на ужин в итальянском стиле, на двенадцать персон. Подобрал музыку, как только он умеет. Волновался, бегал, как мальчик в трактире, босой и в подвернутых штанах. Велел не приходить раньше семи тридцати.

Когда увидал из окна кухни, что мы выходим из машины, закричал на весь двор: «Хрен с вами, можете войти через минуту!». Мы вошли и увидели благолепие.

Возле каждого прибора лежало рукописное, вернее, руко-рисованное самим Сашкой, меню, с рекомендуемыми темами разговоров, с пометками, вроде: «обмен комплиментами», «рассказы о страшных приключениях, о путешествиях», «скабрезные истории», «посмертная слава женщины». В таком, примерно, ключе. Губерман сказал:

– Сашка все тщательно продумал, обед в стиле Борджиа предполагает после десерта смерть одного из участников, – помолчал и добавил: – Если повезет, то двух.

И еще добавил: – Это в нем его альтер-Яго бушует.

На второе подавали изумительное блюдо, Сашкино изобретение, называется «Модильяни» – куриные шейки, фаршированные печенкой. Остальные блюда назывались: «Веронезе», «Данте». Музыка звучала – Вивальди, и песни итальянских нищих, кажется, сицилийских. А также неаполитанские песни. Рафа Нудельман заготовил какие-то цитатки из исторических личностей и время от времени зачитывал.

Вера, приготовившая традиционный салат «оливье», волновалась и приговаривала:

– Ребята, берите «оливье». Ребята, что ж вы совсем «оливье» не берете?!

Игорь сказал:

– Верка у нас просто Данте Оливьери.

Обед прошел очень трогательно, я напоследок с устатку и выпивки ушла поспать в кабинет. Просыпаюсь от громового Губермана. Он стоял надо мной – длинный, в каком-то идиотском двурогом колпаке.

Оказывается, меня будили на торжественную церемонию: все, нахлобучив на головы пуримские головные уборы – что в доме нашлось, – пили прощальную рюмку.

Я приплелась в столовую, Сашка напялил на меня какую-то широкополую шляпу с пером, – и меня тоже заставили выпить.

Потом прощались на лестничной клетке, я нащупала в кармане юбки завалявшуюся купюру в сто рублей (недавно вернулась из России), и когда целовалась на прощание с Верой и Сашкой, вмяла в его ладонь эти чаевые, приговаривая:

– Выпей за мое здоровье, голубчик!

Он обалдело поднес к лицу мятую сотенку, взвыл от восторга, зарычал и чуть с лестницы не свалился.

Надо полагать, все соседи были в курсе этой пирушки и терпели нас весь вечер. А ведь могли бы и в полицию позвонить. А сегодня, наутро, я думаю – нет, все-таки израильтяне – в силу собственной кагальной невыносимости, в бытовой своей ипостаси —самое терпимое общество в мире…

И только близкие знают – как мрачен он бывает по утрам. Только близкие друзья стараются по утрам не звонить до одиннадцати… Бывают дни, когда сквозь вечную ухмылку рыжего клоуна явственно проступает гримаса клоуна белого.

Давно подмечено, что память странно избирательна: порой бесследно уходят события на первый взгляд важные, и застревают такие мелочи, такой сор, такие крошечные детали…

Почему, спрашивается, я так явственно и подробно запомнила один из летних иерусалимских вечеров, когда общий наш с Игорем приятель, живущий в одном из провинциальных городов, устроил вечер своей прозы в Библиотеке Форума.

Приехал он с целой кодлой друзей, с молодой любовницей. Собралась, конечно, та компания: с десяток графоманов из Лито, пара старых дев и старикан в форме солдата Армии Обороны Израиля, автор советских партизанских песен.

Я открывала вечер, Губерман его закрывал. Или наоборот, неважно. Один из местных поэтов, без перерыва остривший весь вечер, приволок свою воблу… После вечера пошли выпить в скверик памяти павших британских офицеров.

Игорь нахлобучил мою соломенную шляпу и стал похож на пирата Билли Бонса. Он все время обрывал острящего и приставучего поэта с воблой.

Например, когда тот спросил: «А ты член Союза писателей?», Игорь ответил: «Я член, но вялый.»

Выпили, поговорили, наконец, мы с Игорем переглянулись и он одним подбородком показал – поедем, пора (меня, «безлошадную», в таких случаях он подбрасывает домой, в Маале-Адумим).

Вслух сказал: «Приберите бутылки, а то по ночам здесь бродят тени британских офицеров.»

И мы пошли. Сели в машину, объехали вокруг скверика: вся компания цепочкой тащилась к выходу с бутылками в руках. Игорь открыл окно и гаркнул с диким местечковым акцентом:

– Сволотши, убирайте тшательней!

А в машине мы заговорили о трагедии-счастье в жизни нашего общего друга, о его незаконном сыночке. Это был какой-то очень грустный и важный для меня разговор.

Игорь довез меня до дома и сказал, глядя перед собой:

– Наконец-то эта сволочь выйдет сейчас из машины, и я закурю.

Потом сказал:

– Позвони сейчас же Тате, скажи, что я еду, и я трезвый.

Спустя несколько недель после смерти Зиновия Гердта я смотрела по телевизору его последний вечер. Сцену, усыпанную опавшими осенними листьями, взгляд Гердта – трагический, устремленный уже куда-то поверх людей – взгляд человека, осознающего свой уход.

И последнее героическое усилие – когда он, уже не встававший две недели, вдруг поднялся с кресла, сделал несколько шагов по авансцене и с неистовой силой подлинного таланта прочел стихи Давида Самойлова… До сих пор в ушах его голос: «О, как я поздно понял, зачем я существую!»…

Я вспомнила, как мы гуляли с ним и Таней по Иерусалиму. Как он поколачивал меня кулаком по спине и повторял в каком-то странном восторге:

– Дина! Я – папа Левы Рубинчика!..

(Есть такой персонаж в моей повести «Во вратах Твоих». Еврейский старик, который ходит по израильским магазинам с советской дырчатой авоськой, останавливает всех знакомых и незнакомых и всем кричит: «Я папа Левы Рубинчика!» Зиновию Ефимовичу нравился этот образ…)

Уже на титрах я набрала номер Губермана, с которым Гердт давно дружил, останавливался, когда приезжал в Иерусалим. Услышала голос Игоря и – горло сдавило, не могу говорить. Знала, что он тоже смотрит вечер Гердта.

– Ну, что? – спросил Губерман спокойно и, вроде, даже обыденно. Не дождавшись ответа, сказал: – Ревешь?.. Не реветь надо, дура, не реветь, а чаще с друзьями выпивать и закусывать…

1998 г.

Источник: http://www.jewish-library.ru/rubina/.vyipivat_i_zakusyivat./1-2.htm

Ода Борщу в ресторане «Дача», Одесса

Фонтан черемухой покрылся, бульвар французский весь в цвету…

Именно на Французском бульваре расположен замечательный ресторан «Дача»

Ресторан «Дача» открылся в сентябре 2004 года на территории особняка, построенного в 19 веке в очень красивом и живописном месте, на Французском бульваре, где в те времена в уютной тени вековых деревьев состоятельные одесские предприниматели и помещики возводили свои усадьбы.

Ресторан «Дача» — это почти двухвековая история одесского гостеприимства, любви к уюту и душевным удовольствиям.

Стилизован ресторан под дачу 30ых годов 20 века, с дорожками, развешанным бельем, беседками и клумбами.

Радует большая удалённость столиков друг от друга и затейливый интерьер с забавными деталями. К примеру, компьютер официантов находится в старом холодильнике. Территория достаточно обширная. Обслуживание хорошее, персонал обходительный. Лучшее время для посещения — лето.

Кухня разнообразная -можно и устриц покушать запивая холодным белым вином, но нам хотелось настоящего украинского борща с телятиной, с моей фамилией без борща никуда.

В саду обильно цвели пионы-расслабон был полнейший.

Совершено чудесный, не побоюсь этого слова, туалет, практически с картиной Модильяни на стене:)

Скрученная проводка на роликах из фарфора, пластмасс в 30ых годах особо не было. Вызвало бурную ностальгию-у меня на даче в Кратово, построенной в 1937 году, тоже такие сохранились:)

На закуску у нас был настоящий нежный и ароматный форшмак, куриная фаршированная шейка и клубника:)

К борщу подали смалец с хлебом, топленное масло, сало и зелень, а также мозговые косточки и оливковое масло с чесноком.

Сразу же нарисовался молодой пес, влюбленно смотревший на косточки и нас, попеременно.

Дул легкий морской ветерок, пришлось использовать пледы.

Полтора литра борща, это вам не тафельшпиц какой-нибудь:)Наваристый, горячий с телятинкой:) К борщу меня приучили естественно бабушки, обе они были с Украины, обе божественно готовили, в том числе и борщ. Рецептов мильон-мне нравится тот который с уткой и фасолью и тот, который с большим количеством телятины и помидорами. На Даче нам подавали второй:)

Вот оно счастье-вываренная в борще, сладковато-свекольная телятина, объедение:)

Со свежей сметанкой и со смальцем:)

Третью тарелку не осилил-объелся капитально

Интерьеры приятны и забавны.

Старая фотка старой дачи.

Для тех, кто устал пировать-есть и спальные места:)

Маёвка в Украине (8 из 14)

Заходи к нам через соцсеть и получай больше информации,

лайфхаков и общения!

Источник: https://igorb.enjourney.ru/fotootchety/oda_borshhu_v_restorane__laquo_dacha_raquo__odessa_3104

Открывая еврейский Париж — Booknik.ru

Всякий путешественник, очутившийся в Париже и желающий познакомиться с жизнью еврейской общины французской столицы, непременно придет в квартал Марэ.

Читайте также:  Особенности посуточной аренды жилья

«Вы пересекаете мост, поворачиваете направо за Ноtel de Ville и оказываетесь в другом мире. Улица слишком узкая, дома слишком высокие, и все они великолепны. Между лавками притаились мрачные дворы, в которые едва попадает солнечный свет.

Повсюду еврейские слова: на вывесках, объявлениях и даже на бутылках, что выставлены в витринах магазинов.

Мужчина в одеянии, знавшем многих владельцев, скупает старые газеты, тряпье, корки хлеба, безделушки и обрезки – все, что осталось после работы всевозможных ремесленников и шапочников», — так описывал еврейский квартал в 1926 году в своей замечательной повести «Мальчик-пророк» французский еврейский поэт, драматург и эссеист Эдмон Флег (Флегенхаймер). С тех пор в Марэ многое изменилось. На смену ашкеназскому населению квартала, отправленного в годы войны в лагерь Дранси, а затем в печи Освенцима, пришли другие евреи — главным образом выходцы из стран Северной Африки.

Построенный на некогда заболоченном правом берегу Сены (отсюда и его название, в переводе означающее «болото»), квартал Марэ нередко называют самым изысканным местом Парижа.

За много столетий до того, как его улицы приняли сефардский облик, здесь жили евреи-ашкеназы – мелкие торговцы и ремесленники. Еще в конце XI столетия небольшая площадка в Марэ называлась «еврейским местом». А в конце XIX в.

здесь поселились тысячи иммигрантов из царской России и других стран Восточной Европы, бежавшие от погромов и нищеты.

Поднявшись на поверхность со станции метро Saint Paul, Вы оказываетесь на плецеле, что на идиш означает «маленькая площадь». Ныне здесь — самое сердце еврейского Парижа.

Современный Вениамин (а читатель помнит, что так звали знаменитого еврейского путешественника XII cтолетия) попадает в мир, где под небом Парижа соединились сефардская и ашкеназская культуры.

На узких старинных аристократических улочках (недаром весь квартал Марэ объявлен памятником архитектуры) располагаются всевозможные еврейские рестораны, фалафельные, кафе, кошерные продуктовые лавки, художественные салоны, книжные магазины и, разумеется, синагоги и ешивы.

Вступив на rue Pavee, невольно останавливаешься и поднимаешь голову вверх, окидывая взором устремленное ввысь изысканное строение – синагогу. Она окружена другими постройками, но от этого не потеряла изящества линий и форм. Это синагога общины Агудас, cпроектированная в 1913 г. Гектором Гимаром, в то время ведущим представителем стиля Art Nouveau, известного в России как модерн.

Теперь можно смело отправляться в Музей искусства и истории иудаизма, который находится неподалеку от синагоги, на rue du Temple, 71. Он располагается в великолепном дворце XVII cтолетия. В замкнутом пространстве перед входом в музей нас встречает скульптура «Похвала капитану Дрейфусу» — работа Луи Мительберга (1919-2002).

Фигура Альфреда Дрейфуса с высоко поднятой головой салютует сломанной шпагой – память о позорном суде над единственным офицером-евреем Генерального штаба. О самом музее невозможно рассказать в нескольких словах: в его собрании представлены замечательные коллекции культурных артефактов различных еврейских общин Франции со времен средневековья.

Это уникальные изделия из серебра (кубки для кидуша, пасхальные блюда, римоним, футляры для Торы, указки для чтения Торы и другие произведения еврейского традиционного искусства), а также многочисленные фотографии и документы. Экспозиция представляет еврейский образ жизни, праздничный цикл, еврейскую историю как во Франции, так и в других странах диаспоры.

Нашлось в ней место для презентации художественного и исторического образа российского и советского еврейства.

Из «храма искусства» можно отправиться в «храм гастрономии». В зависимости от ваших гастрономических пристрастий и размеров кошелька это может быть легендарный ресторан Гольденберга с деликатесами парижской ашкеназской кухни, которыми славится это место. Выше всяких похвал фаршированная куриная шейка, гусиные лапки, чолнт, фаршированная рыба.

Вместе с квашенной «в русском стиле» капустой эти и другие блюда созданы не только для любителей еврейской кухни, но и для тех, кто пожелал бы постичь сам дух утраченного мира штетла.

А совсем рядом, на той же центральной улице еврейского квартала — rue des Rosiers (улицы Роз) можно отведать фалафель и тем самым как бы объединить в своем аналитически-семантическом подходе сефардскую и ашкеназскую ветви еврейской кухни.

Любителю искусства стоило бы заглянуть и в художественные салоны Марэ, один из которых принадлежит уроженцу Вильны, а другой — французскому еврею, родители которого приехали из Марокко. Конечно, разброс цен весьма велик (от сотни до нескольких тысяч евро).

В зависимости от финансовых возможностей покупателя здесь можно приобрести как первоклассные произведения традиционного еврейского искусства XIX-XX веков, так и работы современных художников на еврейские темы, ориентированные на подчас невзыскательный вкус среднестатистического туриста.

Владелец одного из антикварных салонов месье Коэн, узнав, что я из Москвы, немедленно предложил мне доходный, по его словам, эсек (то бишь бизнес): поставлять ему картины российских художников.

В книжном магазине, расположенным по соседству, гешефт не предлагали, но ассортимент оказался разнообразным, с преобладанием религиозной и художественной литературы еврейских авторов на французском языке.

Конечно, знакомясь с еврейским Парижем, не стоит ограничивать себя только прогулкой по Марэ. Многие места французской столицы осенены еврейским гением. В создании знаменитой парижской школы евреи сыграли выдающуюся роль.

Парижские музеи, картинные галереи и парки хранят великолепное собрание произведений еврейских художников и скульпторов: Амадео Модильяни, Жюля Паскена, Хаима Сутина, Иммануэля Мане-Каца, Ханны Орловой, Осипа Цадкина, Марка Шагала и других.

Мемориал неизвестному еврею-мученику, построенный по проекту архитекторов Жоржа Гольденберга и Александра Персица, был открыт в 1956 г. (17 rue Geoffroy-l’Asnier). Он стал первым в Европе, посвященным Холокосту.

На слабо подсвеченных стенах бесконечный ряд имен: замученных и сожженных детей, женщин и мужчин — жертв Катастрофы. В подземной крипте горит вечный огонь, на ее стенах начертаны названия главных нацистских лагерей смерти и гетто.

Самые разные миры еврейской культуры и истории соседствуют в Париже . Недалеко от здания Гранд Опера расположен Нotel de Castille, в одном из номеров которого Теодор Герцль – об этом напоминает памятная доска на французском и иврите – написал свою знаменитую книгу «Еврейское государство», положившую начало движению политического сионизма.

В Париже есть островок идишской культуры – это Центр еврейской культуры им. Медема. Здесь на passage Saint Pierre Amelot можно выпить чашечку кофе, почитать газету либо журнал на идиш и, разумеется, услышать маме-лошн. С одним из завсегдатаев центра, неунывающим Шулимом Розенбергом, удалось разговориться.

Он родился 10 ноября 1918 г. на территории, которая еще считалась советской Россией, но на следующий день вошла в состав провозглашенной независимой Польши. «Так что я Ваш земляк, Сендер», – смеется Шулим. По его словам, он уже с десяти лет стал активистом одной из молодежных бундовских организаций.

Призванный накануне войны рядовым в польскую армию, он, после вступления Красной армии в восточные польские земли, оказался в плену и был отправлен в ГУЛАГ. Там он смог выжить. Счастливчик Шулим перебрался через Польшу во Францию.

«Шулим», – спросил я его, — «почему Вы не уехали в Эрец Исроэл?» – «Отчего же», – ответил Розенберг, — «я приехал туда, зашел в автобус и задал вопрос водителю на маме-лошн. «Здесь говорят на иврите», – ответил он. Тогда я понял, что здесь мне не место».
Центр, а точнее, еврейская библиотека была основана еще в 1929 г.

активистами-бундовцами, назвавшими ее именем своего легендарного лидера Владимира Медема. Тут можно встретить и молодых людей: они приходят на семинары по еврейской литературе, концерты еврейской песни и выставки. Семинары по литературе ведет руководитель Центра проф. Ицхак Ниборский.

Зал Центра украшает бюст поэта Переца Маркиша, в начале 1920-х годов жившего и творившего в Париже, а в 1952 г. расстрелянного в подвалах Лубянки вместе с другими членами Еврейского антифашистского комитета.

Самая большая синагога в Париже расположена на rue de la Victoire. Здесь проходят богослужения, на которых нередко присутствуют высшие официальные лица Франции. Синагога сооружена в 1874 г. скорее в романском, чем в мавританском стиле.

На высоком фасаде под начертанными десятью заповедями — надпись на древнееврейском: «Мой дом будет домом молитвы для всех народов». Внутри большой молитвенный зал, по сторонам которого располагаются галереи.

На синагогальных витражах — символы двенадцати колен.

И все же каким-то особым, необъяснимым притяжением для еврейского путешественника обладает именно Марэ. Туда хочется возвращаться и возвращаться, чтобы вновь насладиться его неповторимой атмосферой.

Впрочем, таков весь Париж, чей реальный и сотворенный образ вместил в себя частицу еврейского духа. Как писал Эрнест Хемингуэй, «Париж никогда не кончается, и каждый, кто там жил, помнит его по-своему.

Мы всегда возвращались туда, кем бы мы ни были и как бы он не изменился, как бы трудно или легко ни было попасть туда. Париж стоит этого…».

Источник: http://booknik.ru/today/reports/otkryvaya-evreyiskiyi-parij/

Женщины с лебедиными шеями

Амадео Модильяни (1884-1920)

«Счастье – это ангел с печальным лицом»

Амадео Модильяни.Франция. Старое кладбище Пэр-Лашез-одно из самых поэтических кладбищ мира. Здесь похоронены великие писатели, философы, артисты, художники, ученые, герои французского Сопротивления. Мрамор и гранит. Их почти всюду оживляют цветы, искусно подобранные по краскам.

Но есть на этом кладбище большой участок, где все выглядит совсем по-другому, однообразно и прозаично. Здесь в прежние годы хоронили бедноту Парижа. Бесчисленные ряды низких каменных ящиков, чуть приподнятых посередине продольным ребром крышки; унылый, приземистый, безликий городок.На одном из надгробий высечена надпись:Амедео Модильяни,художник.

Родился в Ливорно 12 июля 1884.Умер в Париже 24 января 1920.Смерть настигла его на пороге славы.И чуть пониже на той же доске: Жанна Эбютерн.Родилась в Париже 6 апреля 1898.Умерла в Париже 25 января 1920.Верная спутница Амедео Модильяни,не захотевшая пережить разлуку с ним.Амадео МодильяниАмадео Модильяни принадлежал к «Парижской школе».

Парижская школа (франц. Ecole de Paris), условное название интернационального круга художников, сложившегося в основном в 1910—20-х гг. в Париже. В узком смысле, термином «Парижская школа», обозначают группу художников, выходцев из разных стран (А. Модильяни из Италии, М. Шагал из России, Сутин из Литвы, М. Кислинг из Польши и др.).

Термином «Парижская школа» определяют группу художников иностранного происхождения, приехавших в начале XX века в столицу Франции в поисках благоприятных условий для развития своего таланта.Направление, в котором работал Модильяни, традиционно относят к экспрессионизму. Однако в этом вопросе не всё так однозначно.

Не зря Амедео называют художником парижской школы — за время проживания в Париже он испытал влияние различных мэтров изобразительного искусства: Тулуз-Лотрека, Сезанна, Пикассо, Ренуара. В его творчестве присутствуют отголоски примитивизма и абстракции..Экспрессионизм в творчестве Модильяни.

Собственно экспрессионизм в творчестве Модильяни проявляется в выразительной чувственности его картин, в большой их эмоциональности.В работах Модильяни сочетаются чистота и утонченность стиля, символизм и гуманизм, языческое чувство полноты и безудержной радости жизни и патетическое переживание мук всегда неспокойной совести.

«Человек — вот что меня интересует. Человеческое лицо — наивысшее создание природы. Для меня это неисчерпаемый источник. Человек — это мир, который иногда стоит любых миров…» (Амадео Модильяни)

Он создает огромную серию женских портретов, постоянно варьируя один и тот же, новый для него тип лица, характерные черты которого повторяются в скульптурных портретах и в кариатидах: от сразу узнаваемых до бесконечных трансформаций. Лица на многих рисунках имперсональны, в них только условно намечены какие-то черты.

Основное внимание он уделяет позе, пытаясь найти самую выразительную и точную линию задуманного движения.Таким же образом он делал рисунки головы и профиля. Рисовал он со скоростью разговорной речи, как вспоминали его друзья.Амедео Модильяни по праву считается певцом красоты обнаженного женского тела.

Он одним из первых начал изображать ню более реалистично в эмоциональном плане.. Обнаженная натура в творчестве Модильяни — это не абстрактные, рафинированные образы, а реальные портретные изображения.Амадео Модильяни. Лежащая обнаженная с руками, скрещенными за головой. Техника и теплая световая гамма в картинах Модильяни «оживляет» его полотна.

Картины Амедео, выполненные в жанре ню, считаются жемчужиной его творческого наследияАмадео Модильяни. Обнаженная. Около 1918. Модильяни мечтал создать свой храм Красоты, создавая образы прекрасных женщин с вытянутыми лебедиными шеями.

Женщины всегда любили и искали любви невероятно красивого итальянца, но он мечтал и ждал одну-единственную женщину, которая станет его вечной, настоящей любовью. Ее образ не раз приходил к нему во сне.Лилия ты, лебедь или дева, Я твоей поверил красоте, — Профиль Твой Господь в минуту гнева Начертал на ангельском щите.

О, не вздыхайте обо мне, Печаль преступна и напрасна, Я здесь на сером полотне Возникла странно и неясно.И нет греха в его вине, Ушел, глядит в глаза другие, Но ничего не снится мне В моей предсмертной летаргии.За плечом, где горит семисвечник, Где тень иудейской стены. Вызывает невидимый грешник Подсознанье предвечной весны.

Весной 1910 года Модильяни познакомился с молодой русской поэтессой Анной Ахматовой. Их страстное романтическое увлечение друг другом продлилось до августа 1911 года, когда они расстались, чтобы никогда больше не увидеться.

«У него была голова Антиноя и глаза с золотыми искрами, — он был совсем не похож ни на кого на свете». Ахматова.

В синеватом Париж тумане, И наверно, опять Модильяни Незаметно бродит за мной. У него печальное свойство Даже в сон мой вносить расстройство И быть многих бедствий виной. Но он мне — своей Египтянке… Что играет старик на шарманке? А под ней весь парижский гул.

Словно гул подземного моря, — Этот тоже довольно горя И стыда и лиха хлебнул.Они провели вместе незабываемых три месяца. В крохотной комнатке художника Ахматова позировала ему. В тот сезон Амадео написал более десяти ее портретов, которые после, якобы, сгорели во время пожара.

Читайте также:  Обучение в великобритании

Эти двое могли бы быть вместе, однако судьбе было угодно разлучить их. Теперь уже навсегда. Но в те дни влюбленные не думали о том, что им грозит разлука. Они были везде вместе. Он — одинокий и бедный красивый художник с колоритной внешностью, и она — замужняя русская девушка-поэтесса.

Когда Ахматова покидала Париж, прощаясь со своим любимым мужчиной, тот отдал ей свертки рисунков, коротко подписанных его именем.Анна Ахматова Ахматова спустя почти полвека все же решилась описать свои воспоминания о встрече с итальянским художником и их непродолжительном, но очень ярком романе.

Она призналась о нем так:

«Все, что происходило, было для нас обоих предысторией нашей жизни: его — очень короткой, моей — очень длинной».

В июне 1914 года Модильяни познакомился с талантливой и эксцентричной англичанкой Беатрис Гастингс, которая уже успела попробовать себя на поприще цирковой артистки, журналиста, поэтессы, путешественника и искусствоведа. Беатрис стала спутницей Амедео, его музой и излюбленной моделью — он посвятил ей 14 портретов.

Связь с Беатрис продлилась более двух лет.Беатрис ГастингсВ 1915 году Модильяни переехал вместе с Беатрис на улицу Норвейн на Монмартре, где он написал портеры своих друзей Пикассо, Сутина, Жака Липшица и прочих знаменитостей того времени. Именно портреты сделали Модильяни одной из центральных фигур парижской богемы.

В 1917 году — он встретил Жанну Эбютерн.Жанна ЭбютернУвидев ее, как гласит легенда, он сразу же стал писать ее портрет. Амедео было тридцать три, Жанне девятнадцать. Жанна полюбила Моди, и пошла за ним и на жизнь и на смерть. Она стала его последней и верной спутницей жизни.

Самой страстной любовью Модильяни стала 19-летняя художница.Амадео Модильяни. Портрет Жанны Эбутерн. 1919. Родители были против брака дочери с молодым нищим художником,а Жанна была верной спутницей Модильяни и любила его до конца жизни.У Жанны Эбютер и Амадео Модильяни родилась дочь.

Амадео Модильяни умер в 36 лет в госпитале для нищих от туберкулeзного менингита.Жанна не захотела жить без любимого и выбросилась из окна.Увидев ее, он сразу же стал набрасывать на листке бумаги ее портрет.

Модильяни наконец встретил ту, о которой когда-то говорил своему близкому другу скульптору Бранкузи,что

«ждет одну-единственную женщину, которая станет его вечной настоящей любовью и которая часто приходит к нему во сне».

«Она была похожа на птицу, которую легко спугнуть. Женственная, с застенчивой улыбкой. Говорила очень тихо. Никогда ни глотка вина. Смотрела на всех как будто удивленно».

Жанна была маленького роста, с каштановыми волосами рыжего отлива и очень белой кожей. Из-за этого яркого контраста волос и цвета лица друзья прозвали ее «Кокосовый орех».Амедео было тридцать три. Худой, на бледных ввалившихся щеках временами горел болезненный румянец, зубы почернели.

Это был уже не тот красавец, с которым Анна Ахматова гуляла по ночному Парижу, — «голова Антиноя с золотыми искрами». Он жил в мастерской Хаима Сутина, где ему приходилось поливать водой пол, чтобы спастись от клопов, блох, тараканов, вшей, и только потом ложиться спать. Поздней ночью его можно было увидеть на скамье перед «Ротондой».

Рядом сидела Жанна Эбютерн, молчаливая, хрупкая, любящая, настоящая Мадонна рядом со своим божеством…».Хотя в последние годы он писал почти одну Жанну, он изобразил её на своих полотнах не менее 25 раз. Вытянутые пропорции. Обостренные ломкие черты. В позах — болезненная нервная тонкость.

Про нее говорили, что она со своим бледным лицом с совершенными чертами и длинной шеей напоминала лебедя. 19 января 1920 года.В тот вечер холодный, бурный и ветреный он бродил по улицам, и надрывно кашлял. Ледяной ветер раздувал за спиной его куртку. Он был беспокоен, шумен и почти опасен.

Друзья советовали отправиться домой, но он продолжал бессмысленное ночное кружение. На другой день ему стало совсем плохо, и он слег. Навестившие Моди соседи по мастерской увидели его лежащим в горячке в постели. Беременная на восьмом месяце Жанна примостилась тут же рядом. В комнате было ужасно холодно. Бросились за врачом. Положение все ухудшалось.

Он был уже без сознания.22 января 1920 года Моди положили в больницу Шаритэ для бедных и бездомных. Через два дня его не стало. На рассвете следующего дня в четыре часа утра беременная Жанна выбросилась из окна шестого этажа и разбилась насмерть.Амадео Модильяни. Портрет Жанны Эбутерн в желтом пуловере. 1918.

Модильяни скончался 24 января 1920 года от туберкулёзного менингита в одной из парижских клиник. Днём позже, 26 января, покончила жизнь самоубийством Жанна Эбютерн, находившаяся на 9-м месяце беременности.

Амедео был похоронен в скромной могиле без памятника на еврейском участке кладбища Пер-Лашез; в 1930 году, через 10 лет после гибели Жанны, её останки были захоронены в соседней могиле.Амедео МодильяниА слава пришла буквально на следующий день после смерти. Похороны были многолюднейшими. Казалось, весь Париж знал и любил творчество Моди.

(Вот если бы при жизни!) Хоронили на Пер-Лашез. У гроба стояли Пикассо, Леже, Сутин, Бранкузи, Кислинг, Жакоб, Северини, Дерен, Липшиц, Вламинк, Зборовский и многие другие – элита художественного Парижа.Самоубийство Жанны Эбютерн стало трагическим постскриптумом к жизни Модильяни.

Модильяни похоронили 27 января в скромной могиле без памятника на еврейском участке кладбища Пэр-Лашез. На кладбище его провожали все художники Парижа, среди которых был Пикассо, а также толпы его безутешных натурщиц. Жанну похоронили на следующий день — в парижском предместье Банье. Вместе они оказались под одной плитой только через 10 лет. Родственники, обвинявшие в её гибели Модильяни, позволили перенести её останки на кладбище Пер-Лашез.

«Его холсты не случайные видения – это мир, осознанный художником, обладавшим необычайным сочетанием детскости и мудрости, непосредственности и внутренней чистоты.» — Эренбург

«Он очень много работал. Чтобы оставить такое наследие, чтобы создать такой пантеон шедевров, нужны были часы и часы у мольберта, трудиться надо было не покладая рук, да и голову имея свежую и душу распахнутую, потому что модели свои он будто просвечивал, рассказывая о них все.

Это не только ставит под сомнение легенду о вечном пьянице и бродяжке, но опровергает ее. Был Модильяни не просто очень хорошим портретистом, он был воистину гениальным психологом и аналитиком, к тому же провидцем – в целой череде написанных им портретов буквально предсказана судьба тех, кого он писал.

» Пабло Пикассо.

Модильяни, Пикассо и Андре Сальмон у входа в «Ротонду». 1916 годМир признал Модильяни великим художником, лишь когда прошло со дня его смерти три года. Сегодня его картины на различных аукционах оцениваются в баснословные цены, от 15-ти и больше миллионов долларов.

В начале 1990-х годов прошлого столетия в Италии состоялась выставка работ итальянского художника Амадео Модильяни.Кадры из фильма Майкла Дэвиса МодильяниБыл снят знаменитый французский фильм «Монпарнасс 19», посвященный Амадео Модильяни, в котором проникновенно сыграл роль художника гениальный французский актер Жерар Филипп.

«Жизнь — это дар немногих многим, тех, кто знает и умеет, тем, кто не знает и не умеет.» Амадео Модильяни.

«Я забыл Вам сказать, что я — еврей» Амадео Модильяни.

Источник: https://ngasanova.livejournal.com/121779.html

10 неизвестных: Амедео Модильяни – от романа с Ахматовой до спора с Пикассо

Жанна Эбютерн «Портрет Амедео Модильяни», 1919

По понедельникам большинство московских музеев не работают. Но это не значит, что у публики нет возможности познакомиться с прекрасным. Специально для понедельников редакция m24.ru запустила новую рубрику «10 неизвестных», в которой мы знакомим вас с десятью произведениями мирового искусства, объединенных одной тематикой. Несколько работ Модильяни вы можете увидеть в ГМИИ имени Пушкина.

12 июля исполнится 132 года со дня рождения французского художника, скульптора и графика Амедео Модильяни.

Амедео Модильяни «Портрет Поля Александера», 1909

Амедео Модильяни «Портрет Поля Александера», 1909

В истории французской живописи начала XX века есть огромное количество имен, без упоминания которых говорить о современном искусстве практически невозможно.

Так или иначе корни будут упираться в историю невероятных встреч в кафе «Ротонда», выставок в парижском «Салоне независимых», нищих художников с бульвара Монпарнас, путешествий между Францией и Италией и личных трагедий и разочарований, связанных с Первой мировой войной.

И одним из важнейших художников Парижской школы, чья жизнь оказалась на пересечении всех этих линий, безусловно, является Амедео Модильяни.

Амедео Модильяни «Портрет Жозефа Леви», 1910

Амедео Модильяни «Портрет Жозефа Леви», 1910

Модильяни родился в итальянском Ливорно и учился в флорентийской «Свободной школе обнаженной натуры», но главным городом для него, как и для всех его современников-интеллектуалов, поэтов и художников, стал Париж.

Сюда он приехал в 1906 году, не имея практически никаких средств к существованию. Он снял небольшую студию на Монмартре, где обитала вся творческая элита, и начал посещать занятия в Академии Коларосси, а также занимался копированием живописных произведений в Лувре и парижских церквях.

Он быстро вошел в художественные круги, познакомился с художником Пабло Пикассо, поэтом Максом Жакобом, немецким художником Людвигом Мейднером.

Мейднер писал о нем: «Наш Модильяни, или Моди, как его называют, был типичным и вместе с тем очень талантливым представителем богемного Монмартра; скорее, даже он был последним истинным представителем богемы».

Амедео Модильяни «Портрет Анны Ахматовой», 1911

Амедео Модильяни «Портрет Анны Ахматовой», 1911

Одним из главных мест Монпарнаса было кафе «Ротонда», в любой день там можно было встретить не только Модильяни, но и Пикассо, Дерена, Мориса Вламинка и т.д. Причем популярно оно было не только среди французской богемы, но и среди русских авангардных художников, поэтов и революционеров. Однажды в кафе зашла высокая, очень тонкая, горбоносая дама.

«Она была то ли поразительно красива, то ли дурна собой – этого так просто не разобрать,» – впоследствии вспоминал Модильяни. Она была «Царственна!» – подобрал верное слово Модильяни, вспоминая свою первую встречу с Анной Ахматовой. Поэтесса приехала в свадебное путешествие с Николаем Гумилевем, но это не могло остановить тех чувств, которые возникли между нейи Модильяни.

Художник оставил 14 графических портретов Анны Андреевны.

Амедео Модильяни «Портрет Диего Риверы», 1914

Амедео Модильяни «Портрет Диего Риверы», 1914

В 1911 году в Париж приехал мексиканский политический деятель Диего Ривера. Он познакомился с художественной богемой и подружился с Модильяни. Их вместе часто видели в кафе: они выпивали и иногда дебоширили, бросали неприличные фразы вслед прохожим.

В 1914 году с началом Первой мировой войны Модильяни собирался отправиться на военную службу, но вопреки желанию художника его не взяли из-за слабого здоровья, поэтому он оставался в Париже, где работал над портретами своих друзей поэтов и художников.

Так появился портрет Диего Риверы.

Амедео Модильяни «Портрет Поля Гийома», 1915

Амедео Модильяни «Портрет Поля Гийома», 1915

Поль Гийом стал одним из первых арт-дилеров, который оказывал финансовую поддержку художникам Парижской школы и покупал их картины, а также привозил во Францию африканское искусство, оказавшее колоссальное влияние на кубистов и экспрессионистов, в частности на Модильяни. Вместе с Гийомом Аполлинером они часто приходили в кафе «Сирано», где собирались художники, и знакомились с их творчеством. Именно Гийом организовал первую в Париже выставку русских художников Михаила Ларионова и Натальи Гончаровой.

Амедео Модильяни «Портрет Хаима Сутина», 1917

Амедео Модильяни «Портрет Хаима Сутина», 1917

Художник Хаим Сутин перебрался в Париж, окончив Школу изящных искусств в Вильнюсе, в 1913 году. Первые годы парижской жизни он работал в «Улье», общежитии для бедных художников, где и познакомился с Амедео Модильяни. Общежитие располагалось в бывшем здании винных погребов, выкупленном Альфредом Буше. Здесь жили Фернан Леже, Марк Шагал, Гийом Аполлинер, Макс Жакоб и многие другие.

Амедео Модильяни «Портрет Жана Кокто», 1917

Амедео Модильяни «Портрет Жана Кокто», 1917

Жан Кокто стал еще одним олицетворением эпохи. Поэт, художественный критик, драматург, завсегдатай «Ротонды» и друг художников, Кокто всегда был элегантно и со вкусом одет. Именно таким изображает его на портрете Модильяни.

Вообще Модильяни сумел как никто другой создать коллективный портрет своей эпохи, изобразив главных представителей парижской богемы начала XX века.

Среди его моделей были не только поэты и художники, но и галеристы, художественные критики, коллекционеры, меценаты, актрисы и модели.

Амедео Модильяни «Лежащая обнаженная с руками, сложенными под головой», 1917

Амедео Модильяни «Лежащая обнаженная с руками, сложенными под головой», 1917

Одной из главных тем творчества художника была обнаженная натура. Начиная с обучения во Флоренции в «Свободной школе рисования с обнаженной натуры», Модильяни никогда не прекращал писать обнаженных женщин.

Женская красота была для него чем-то вроде камня преткновения и неисчерпаемого источника вдохновения. Он писал: «Меня интересует человеческое существо. Ее лицо – величайшее творение природы. Я им без устали пользуюсь».

Коллекция женских обнаженных образов по праву считается жемчужиной его наследия.

Амедео Модильяни «Портрет Лунии Чеховской», 1919

Амедео Модильяни «Портрет Лунии Чеховской», 1919

Про жизнь в 2004 году Модильяни был снят художественный фильм.

Главную роль в нем исполнил актер Энди Гарсиа, который прекрасно вжился в образ французского художника еврейского происхождения, жишего в полной нищете, пытавшегося свести концы с концами и вызывавшего на художественное состязание Пабло Пикассо.

Нужно сказать, что картина получилась очень достоверной, даже несмотря на подчеркнуто утрированную драматическую развязку. Хотя, возможно, именно так все и было. В картине появляются все главные художники и завсегдатаи кафе «Ротонда» – от Мориса Утрилло до Диего Риверы.

Амедео Модильяни «Портрет Жанны Эбютерн», 1919

Читайте также:  Как сделать голландскую сказку былью.

Амедео Модильяни «Портрет Жанны Эбютерн», 1919

Главной линией фильма становится не столько соперничество двух художников – Пикассо и Модильяни, а история любви художника и юной Жанны Эбютерн.

При этом создатели картины поэтизируют тот факт, что в большинстве случаев Модильяни писал портреты оставляя глаза модели непрописанными, пустыми.

К любому разговору о Модильяни эпиграфом можно сделать сказанную им самим фразу: «Когда я познаю твою душу, я нарисую твои глаза…»

Сюжет: 10 неизвестных: шедевры московских музеев

Источник: https://www.m24.ru/articles/109395

Картины и биография Амедео Модильяни

Амадео Модильяни

Амедео Модильяни  (Modigliani, Amedeo) (1884–1920), выдающийся итальянский живописец и скульптор. Родился 12 июля 1884 в Ливорно. После обучения в школе живописи в Ливорно у Г.Микели, в 1902 Модильяни поступил в Академию художеств во Флоренции, а немного позже – в Академию в Венеции.

В начале 1906 он приехал в Париж, где занялся поисками современного художественного языка. Испытал влияние П.Сезанна, Тулуз-Лотрека, П.Пикассо, фовизма и кубизма, но в итоге выработал собственный стиль, для которого характерен богатый и плотный цвет.

В ноябре 1907 Модильяни познакомился с доктором Полем Александром, который снял для него студию и стал первым коллекционером его работ. Художник стал членом группы Независимых и в 1908 и 1910 выставлял свои работы в их салоне.

Знакомство со скульптором Константином Бранкузи в 1909 сыграло основополагающую роль в развитии скульптурного творчества Модильяни. У Бранкузи Модильяни получил поддержку и ценные советы. В эти годы Модильяни в основном занимался ваянием и изучением произведений классической древности, индийской и африканской пластики. В 1912 он выставил семь скульптурных произведений на Осеннем Салоне.

С началом Первой мировой войны многие друзья Модильяни покинули Париж. Художника угнетали перемены в жизни, безработица, нищета. В это время он встретил английскую поэтессу Беатрис Гастингс, с которой прожил два года.

Модильяни был дружен с такими разными художниками, как Пикассо, Хаим Сутин и Морис Утрилло, а также с коллекционерами и деловыми людьми – Полем Гийомом и Леопольдом Зборовским.

Последний стал покровителем художника и поддерживал его творчество.

В эти годы Модильяни вернулся к живописи и создал, возможно, свои самые значительные произведения.

Присущая его произведениям отвлеченность явилась следствием изучения искусства древних цивилизаций и итальянского примитива, а также влияния его друзей кубистов; в то же время его работы отличаются поразительной тонкостью психологической характеристики. Позже формальная сторона его творчества становится все более простой и классичной, сводится к сочетанию графического и цветового ритмов.

В 1917 Модильяни, в то время уже очень больной и склонный к алкоголизму, познакомился с Жанной Эбютерн, ставшей его спутницей в последние годы жизни. В следующем году Зборовский организовал персональную выставку художника в галерее Берты Вейль.

Она не имела успеха, но вызвала скандал несколькими изображениями обнаженной натуры: их сочли неприличными, и по требованию полиции полотна были сняты. Тем не менее некоторые французские и иностранные коллекционеры проявили интерес к работам Модильяни.

В 1918 художник поехал на Лазурный берег для отдыха и лечения и пробыл там некоторое время, продолжая упорно работать. Модильяни умер вскоре после возвращения в Париж, 24 января 1920. Утром следующего дня Жанна Эбютерн покончила с собой.

В работах Модильяни сочетаются чистота и утонченность стиля, символизм и гуманизм, языческое чувство полноты и безудержной радости жизни и патетическое переживание мук всегда неспокойной совести.

Супруги.1917

Женщина с черной лентой. 1917

Желтый свитер. 1918

Портрет Луни Чековской. 1917

Эльвира в белом воротнике. 1918

Виолончелист. 1909

Алиса. 1915

Средиземноморский пейзаж. 1918

Сидящая Альмаиза.1916

Жоан Эбютерн. 1918

Портрет Хаима Сутина. 1916

Девочка в голубом. 1918

Двое. 1918

Портрет Полетты Журден. 1919

Кипарисы и дома. 1918

Молодая рыжая женщина. 1918

Юная девушка в блузе. 1917

Портрет госпожи ван Мейден. 1917

Материялы взяты с сайтов Библиотекарь.ру и Планета Small Bay

Понравился наш сайт? Присоединяйтесь или подпишитесь (на почту будут приходить уведомления о новых темах) на наш канал в МирТесен!

Источник: https://art.mirtesen.ru/blog/43091329441/prev

Амедео Модильяни: жизнь и творчество художника

Амеде́о Клеме́нте Модилья́ни — итальянский художник и скульптор, один из самых известных художников конца XIX — начала XX века, яркий представитель экспрессионизма.

Содержание

Модильяни Амедео (Modigliani Amedeo) (1884—1920), итальянский живописец, скульптор, график, рисовальщик; принадлежал к «Парижской школе». Родился Модильяни в Ливорно 12 июля 1884 года. Начал учиться искусству живописи в 1898 году в мастерской скульптора Габриэле Микели.

С 1902 года занимался в «Свободной школе рисования с обнаженной натуры» при Флорентийской Академии художеств, главным образом, у живописца Джованни Фаттори, с именем которого в итальянской живописи связывается течение «маккьяйоли», родственное французскому «ташизму».

В 1903 году, переехав в Венецию, Модильяни учился в «Свободной школе обнаженной натуры» Венецианского Института изящных искусств. С 1906 года обосновался в Париже, где брал уроки в Академии живописи Коларосси. В 1907 году Модильяни впервые показал свои работы в «Осеннем салоне», с 1908 года выставлялся в «Салоне независимых».

В кафе «Ротонда» на бульваре Монпарнас, где собирались писатели и художники, Модильяни был в кругу друзей, живших, как и он, проблемами искусства. В эти годы художник обостренно ищет свою «линию души», как назвал творческие поиски Модильяни его друг, поэт Жан Кокто.

Если первые произведения парижского периода исполнены в манере, близкой графике Тулуз-Лотрека, то уже в 1907 художник открыл для себя живопись Сезанна, познакомился с Пабло Пикассо и некоторое время находился под влиянием этих мастеров. 

Об этом свидетельствуют работы 1908-1909 годов («Еврейка», 1908, «Виолончелист», 1909, — обе в частном собрании, Париж).

Вместе с тем искусство родной Италии и прежде всего рисунки Боттичелли, живопись треченто и виртуозно сложная графика маньеристов — источники вдохновения мастера. Наиболее полно раскрылся сложный талант Модильяни в портретном жанре. 

«Человек — вот, что меня интересует. Человеческое лицо — наивысшее создание природы. Для меня это неисчерпаемый источник», — пишет Модильяни. Никогда не делая портретов на заказ, художник писал только людей, судьбы которых хорошо знал, Модильяни словно воссоздавал свой собственный образ модели.

В остро выразительных портретах Диего Риверы (1914, Художественный музей, Сан-Паулу), Пабло Пикассо (1915, частное собрание, Женева), Макса Жакоба (1916, частное собрание, Париж), Жана Кокто (частное собрание, Нью-Йорк), Хаима Сутина (1917, Национальная галерея искусства, Вашингтон) художником точно найдены детали, жест, линия силуэта, цветовые доминанты, ключ к пониманию всего образа — всегда тонко уловленное характерное «состояние души».

Творчество Амадео Клементе Модильяни

Его не увлекали эксперименты кубистов с «чистым» пространством и временем, он не стремился, подобно фовистам, к воплощению универсальных закономерностей жизни.

Для Модильяни человек был «миром, который порой стоит многих миров», и человеческая личность в ее неповторимом своеобразии—единственным источником образов. Но, в отличие от портретистов предшествующих эпох, он не создавал живописного «зеркала» натуры.

Характерно, что, работая всегда с натуры, он не столько «срисовывал» ее черты, сколько сверял их со своим внутренним видением.

Используя утонченную стилизацию облика модели и отвлеченные ритмы линий и пластических масс, с помощью их экспрессии, динамичных «сдвигов» и гармонического единства Модильяни создавал свои свободно-поэтические, чисто духовные, овеянные печалью образы.

Скульптурная цельность объемов сочетается в его картинах с лепкой цветом, пространство кажется впрессованным в плоскость холста, а линия не только очерчивает предметы, но и соединяет пространственные планы. В общей мягкости стиля Модильяни, в свете, наполняющем его работы, ясно ощутима итальянская основа его искусства.

Его персонажи—простые люди, служанки, крестьяне, а также окружающие его художники и поэты. Каждый из образов продиктован натурой. Женщины полны утонченной грации или простонародной энергии, выглядят то надменными, то беззащитными.

В «Автопортрете» изображение воплощает сдержанный лирический порыв, кажется наполненным изнутри музыкой. Своего друга и почти единственного «маршана» поэта Л. Зборовского Модильяни изображает погруженным в мечты, художника-экспрессиониста X. Сутина— открытым и импульсивным, более классичного живописца М.

Кислинга—упрямым и внутренне сжатым.

В пластическом решении портрета Макса Жакоба утонченность неотделима от современных синкопированных ритмов… При всей своей неповторимости эти портреты несут в себе черты единого почерка (миндалевидные или напоминающие озера глаза, стреловидные носы, поджатые губы, преобладание овальных и удлиненных форм и т.д.) и единого видения. Во всех них ощущаются сострадание и нежность к человеку, мягкий, созерцательно-замкнутый лиризм.

АвтопортретПортрет поэта ЗборовскогоПортрет Хаима Сутина

Не менее яркая страница его творчества—изображение обнаженной натуры. По сравнению с обнаженными других современных мастеров, в частности А. Матисса, «ню» Модильяни кажутся всегда индивидуальными и портретными.

Тем контрастнее выглядит претворение полной непосредственной жизни натуры в образы, очищенные от всего эмпирического, исполненные просветленной и вневременной красоты.

В этих образах сохраняется конкретно-чувственное начало, но оно «сублимировано», одухотворено, переведено на язык музыкально-текучих линий и гармоний насыщенных охристых тонов — светло-золотистых, рыжевато-красных, темно-коричневых.

Рисование являлось как бы способом существования художника—в нем находили воплощение присущая Модильяни любовь к линии, его постоянная жажда творчества и его неистощимый интерес к людям; карандашными набросками он часто расплачивался за чашку кофе или тарелку еды. Созданные с одного раза, без исправлений, эти рисунки впечатляют стилевой энергией, образной законченностью, точностью формы.

Интересные факты: сексуальная жизнь и драма

Сексуальная жизнь

 Еще в школе Амедео заметил, что девочки обращают на него особое внимание. Модильяни рассказывал, что в 15 лет его соблазнила горничная, работающая в их доме.

 Хотя он, как многие его коллеги, был не прочь пройтись по борделям, все же основная масса его любовниц были его же натурщицами.

 А в течение своей карьеры он поменял сотни натурщиц. Многие позировали ему обнаженными, в течение сеанса несколько раз прерываясь на занятия любовью.

 Больше всего Модильяни нравились женщины простые, например, прачки, крестьянки, официантки.

 Этим девушкам ужасно льстило внимание красивого художника, и они покорно отдавали ему себя.

 Сексуальные партнеры

 Несмотря на множество сексуальных партнерш, любил Модильяни в своей жизни только двух женщин.

 Первой была Беатрис Хастингс, английская аристократка, поэтесса, пятью годами старше художника. Они познакомились в 1914 году и сразу же стали неразлучными любовниками.

 Они вместе пили, развлекались и частенько дрались. Модильяни в ярости мог таскать ее за волосы по тротуару, если подозревал во внимании к другим мужчинам.

 Но, несмотря на все эти грязные сцены, именно Беатрис была его главным источником вдохновения. В период расцвета их любви Модильяни создал свои лучшие произведения. Все же этот бурный роман не мог существовать долго. В 1916 году Беатрис сбежала от Модильяни. С тех пор они больше не виделись.

 Художник горевал по своей неверной подруге, но недолго.

 Молодая студентка происходила из французской семьи католиков. Субтильная бледная девушка и художник поселились вместе, несмотря на сопротивление родителей Жанны, не желавшим зятя-еврея. Жанна не только была моделью для произведений художника, она пережила с ним годы тяжелой болезни, периоды грубости и откровенного дебоширства.

 В ноябре 1918 года Жанна родила Модильяни дочь, а в июле 1919 года он предложил ей пожениться, «как только придут все бумаги».

 Почему они так и не поженились, остается загадкой, так как эти двое были, что называется, созданы друг для друга и оставались вместе до самой его смерти 6 месяцев спустя.

 Когда Модильяни лежал при смерти в Париже, он предложил Жанне присоединиться к нему в смерти, «чтобы я мог быть с моей любимой моделью в раю и вместе с ней наслаждаться вечным блаженством».

 Через год, по настоянию семьи Модильяни, их соединили под одной могильной плитой. Вторая надпись на ней гласила:

 Жанна Эбютерн. Родилась в Париже в апреле 1898 года. Умерла в Париже 25 января 1920. Верная спутница Амедео Модильяни, не захотевшая пережить разлуку с ним.

 Модильяни и Анна Ахматова

 А. А. Ахматова познакомилась с Амедео Модильяни в 1910 году в Париже, во время свадебного путешествия.

 Знакомство ее с А. Модильяни продолжилось в 1911 году, тогда же художник создал 16 рисунков — портретов А. А. Ахматовой. В своем очерке об Амедео Модильяни она писала:

 Как я теперь понимаю, его больше всего поразило во мне свойство угадывать мысли, видеть чужие сны и прочие мелочи, к которым знающие меня давно привыкли.

 В это время Модильяни бредил Египтом. Он водил меня в Лувр смотреть Египетский отдел, уверял, что все остальное недостойно внимания.

Рисовал мою голову в убранстве египетских цариц и танцовщиц и казался совершенно захвачен великим искусством Египта. Очевидно, Египет был его последним увлечением.

Уже скоро он становится столь самобытным, что ничего не хочется вспоминать, глядя на его холсты.

 Рисовал он меня не с натуры, а у себя дома, — эти рисунки дарил мне. Их было шестнадцать. Он просил, чтобы я их окантовала и повесила в моей комнате. Они погибли в царскосельском доме в первые годы революции. Уцелел один, в нем, к сожалению, меньше, чем в остальных, предчувствуются его будущие».

 Библиография и фильмография

Литература

  • Паризо К. «Модильяни», М., Текст, 2008.
  • Виленкин В. В. «Амедео Модильяни», М. 1970.

Фильмография

  • В 1957 году француз Жак Беккер снял фильм «Монпарнас, 19» («Любовники Монпарнаса») с Жераром Филипом в главной роли.
  • В 2004 году британец Мик Дэвис снял фильм «Модильяни», главную роль сыграл Энди Гарсиа.

При написании этой статьи были использованы материалы таких сайтов: , smallbay.ru, hrono.ru, wikipedia.org

Амедео Модильяни: картины художника

Амедео Модильяни — все картины
Творчество. Свобода. Живопись.

Allpainters.ru создан людьми, искренне увлеченными миром творчества. Присоединяйтесь к нам!

Амедео Модильяни: жизнь и творчество художника

4 (80%) 5 голос(ов)

Источник: https://allpainters.ru/modiljani-amedeo.html

Ссылка на основную публикацию