Судебная власть и бизнес: защита или безнадёжность?

Путин призвал не подрывать авторитет судебной власти

Поставить барьер на пути тех, кто использует уголовное преследование “как дубину”, не затягивать декриминализацию ряда статей УК и реформировать институт присяжных призвал глава государства на совещании судей.

В “Президент-отеле” собрались судьи со всех регионов, чтобы обсудить вопросы, которые волнуют не только их, но и всю общественность страны. Эти темы напрямую связаны с укреплением законности, улучшением делового климата, защитой прав граждан.

В районных судах предложили ввести коллегии присяжных из шести человек

Особое внимание президент России уделил анализу хода реформы в сфере судоустройства. С 2014 года выполнено уже немало.

Сделаны принципиальные шаги по обеспечению единства толкования норм права и единообразия судебной практики, заметил Владимир Путин. Создание единой высшей инстанции позволило избежать противоречий, объединить потенциалы каждой из судебных подсистем и вывести эту ветвь власти на новый уровень развития.

“Реформа, прежде всего, должна способствовать повышению качества и доступности правосудия”, – напомнил он.

“Очень многое зависит от вашего профессионализма и открытости, стремления детально разобраться в деле и вынести справедливое решение”, – обратился к судьям президент. Но и в обществе должна быть высокая правовая культура, а сейчас с этим далеко не все благополучно.

“Проигравшие в судебном процессе нередко продолжают состязаться и после вступления решения суда в законную силу, организуют давление на суд по всем каналам, включая заказанные информационные кампании, не жалеют эпитетов и черных красок не только в отношении конкретного судьи или суда, но и всей судебной системы”, – продолжил он.

“Никто не должен запрещать людям высказывать свое несогласие, свое мнение”, – считает глава государства. “Но и подрывать авторитет суда, судебной власти, а часто это делается в корыстных интересах, тоже недопустимо”, – подчеркнул он.

Верховный суд разъяснил понятие “наличие конфликта интересов у судьи”

Президент снова заявил о неэффективности института присяжных в нынешнем состоянии. Система формирования коллегий далека до совершенства. “Почему присяжных должно быть именно 12, почему не 20, не 25, не 10 или не 7?” – спросил он.

“Нет никаких научных обоснований, что чем больше присяжных, тем справедливее вердикт и тем эффективнее будет работать сама система”, – добавил Путин. Да и за прошлый год количество дел, рассмотренных судами с участием присяжных, сократилось в полтора раза.

Главная задача – чтобы как можно большее число граждан могли избрать именно эту форму правосудия, подчеркнул глава государства. Присяжные должны быть и в районных судах.

Не менее важная тема – декриминализация ряда статей УК. “Инициатива перевода преступлений, не представляющих большой общественной опасности и совершенных впервые, исходила от судейского сообщества”, – напомнил президент. Судимость тяжело отражается на судьбах людей, даже если наказание не связано с лишением свободы.

В декабре 2015 года был внесен соответствующий законопроект, но реакция на него оказалась неоднозначная. Часть экспертов пугает ростом бытового насилия.

Но эта мера должна коснуться тех, кто преступил закон в первый и единственный раз, обосновал Путин. Да, какая-то часть правонарушителей, начав с малого, снова может преступить закон.

Но это не единственно возможное развитие событий, и судебная статистика это подтверждает.

“Почему из-за отдельных возможных случаев должно страдать большинство? Нужно людям дать шанс, не вешать на них судимость”, – считает глава государства. Так что затягивать с принятием закона – обрекать сотни тысяч людей на тяжелые испытания и лишить их возможности исправиться и вернуться к нормальной жизни.

Законопроект об адвокатской монополии разработают до конца 2017 года

Растет число трудовых споров, перешел к другой теме президент. Наиболее уязвимая сторона в них практически всегда работник, и нужно обеспечить все возможные гарантии защиты его прав, призвал он.

“Не менее актуальная тема – поставить барьер на пути тех, кто использует уголовное преследование как дубину в корпоративных спорах, конфликтах или, как в народе говорят, разборках, для отъема собственности у законных владельцев”, – подчеркнул Путин.

Нет, это не означает, что нужно проявлять большую снисходительность к предпринимателям – требования закона должны быть едины ко всем.

“Но в силу сложности предпринимательской деятельности, рисков, которые ее сопровождают – не всегда четких, надо сказать прямо, совершенных правовых норм, регулирующих вопросы ведения бизнеса, порой не так просто разобраться, где уголовное преследование оправдано, а где под видом борьбы с нарушением закона происходит злоупотребление правом”, – сказал президент. Так что нужно максимально исключить подобные случаи и создать условия для свободной безопасной работы бизнеса. И это совместная задача исполнительной, законодательной и судебной власти.

Глава государства объявил, что подписал распоряжение о рабочей группе по мониторингу правоприменения в сфере предпринимательства. В ней нет  представителей судебной власти, но он призвал председателя Верховного суда оказать ей поддержку.

Затронул Путин и кадровый вопрос. Нужно уделять здесь особое внимание противодействию коррупции, предотвращению конфликта интересов и активнее заниматься комплектованием штата. Недопустимо много вакантных мест, например в арбитраже, заявил президент: каждая десятая должность судьи вакантна.

Источник: https://rg.ru/2016/02/16/putin-prizval-ne-podryvat-avtoritet-sudebnoj-vlasti.html

“Авторитет и беспристрастность судебной власти” в толковании Европейского суда: СМИ и интересы правосудия (Соболева А.К.)

Дата размещения статьи: 09.09.2016

Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод (далее – Конвенция) в статье 10 провозглашает свободу выражать свое мнение, которая включает свободу получать и распространять информацию и идеи без какого-либо вмешательства со стороны публичных властей и независимо от государственных границ.

Однако эта свобода не является безграничной, ее осуществление в соответствии с пунктом 2 статьи 10 Конвенции налагает “обязанности и ответственность” и “может быть сопряжено с определенными формальностями, условиями, ограничениями или санкциями, которые предусмотрены законом и необходимы в демократическом обществе в интересах национальной безопасности, территориальной целостности или общественного порядка, в целях предотвращения беспорядков или преступлений, для охраны здоровья и нравственности, защиты репутации или прав других лиц, предотвращения разглашения информации, полученной конфиденциально, или обеспечения авторитета и беспристрастности правосудия”. В то время как цели, ради которых могут ограничиваться права человека, по большей части совпадают в статьях Конвенции, есть и различия, в частности, авторитет и беспристрастность правосудия как правомерная цель указаны только в статье 10 Конвенции. Правда, в статье 6 Конвенции (право на справедливый суд) упоминаются “интересы правосудия” – они могут являться основанием для изъятия из принципа гласности судопроизводства или требовать предоставления обвиняемому бесплатной юридической помощи. Тем не менее “интересы правосудия” отличаются как теоретико-правовая концепция от “авторитета правосудия”, поскольку “интересы” связаны не с защитой судей и судебной власти, а с предоставлением дополнительных гарантий участникам процесса. В контексте же статьи 10 Конвенции приходится искать баланс между прозрачностью правосудия, требующего распространения информации о деятельности судов, и созданием такой атмосферы для работы судей, которая позволит им выносить справедливые решения, не обусловленные давлением публики. Это противоречие приводит к напряженности: “Зачастую отношения между печатью и правосудием достаточно сложны и чреваты конфликтными ситуациями” , – замечает Микеле де Сальвиа.——————————– Микеле де Сальвиа. Европейская конвенция по правам человека. СПб.: Юридический центр “Пресс”, 2004. С. 240.

Почему судебная власть должна пользоваться повышенной защитой

Почему же “обеспечение авторитета и беспристрастности правосудия” было включено в пункт 2 статьи 10 Конвенции в качестве правомерной цели, позволяющей ограничивать свободу выражения мнения? Европейский суд по правам человека (далее – Европейский суд) в Постановлении по делу “Санди Таймс” (Sunday Times) против Соединенного Королевства” признал, что текст этого пункта Конвенции был подсказан английскими нормами о неуважении к суду.——————————– Постановление по делу “Санди Таймс” (Sunday Times) против Соединенного Королевства” от 26 апреля 1979 г., жалоба N 6538/74.Само дело газеты “Санди Таймс” возникло из наложения на нее судебного запрета на продолжение публикаций о врожденных дефектах у детей, матери которых принимали во время беременности препарат талидомид. В ранее опубликованной статье газета написала о ходе судебного процесса, вызванного исками сотен семей к производителю препарата – корпорации “Дистиллерс”, раскритиковала непропорционально мизерные суммы возмещения, которые предлагались корпорацией для урегулирования споров по мировому соглашению, и призывала семьи, столкнувшиеся с аналогичной проблемой, присоединиться к искам против “Дистиллерс”. Статья содержала анонс продолжения публикаций на ту же тему. Корпорация настаивала на отсутствии причинно-следственной связи между приемом препарата матерями и врожденными увечьями у детей, в связи с чем она заявила ходатайство о наложении судом запрета на продолжение публикаций до окончания судебных разбирательств, посчитав, что негативное общественное мнение может повлиять на исход судебного процесса не в ее пользу. В 1972 году суд издал судебный приказ и предупредил газету, что продолжение публикаций будет рассматриваться как неуважение к суду и повлечет уголовные санкции. Одновременно на ту же тему продолжались выступления членов парламента и публикации в других изданиях, что, по мнению “Санди Таймс”, лишало наложенный исключительно на нее судебный запрет какого-либо смысла. Кроме того, газета видела нарушение своих прав в постоянных ограничениях, которым она подвергалась вследствие чрезмерной широты и расплывчатости действующего британского законодательства о неуважении к суду.Рассматривая жалобу “Санди Таймс”, Европейский суд подробно изложил свою позицию по поводу того, что же следует понимать под органами правосудия, авторитетом судебной власти и почему они должны пользоваться повышенной защитой. “Фраза “авторитет судебной власти”, – пишет Европейский суд, – выражает идею о том, что суды – это органы, призванные подтверждать юридические права и обязанности и решать споры о них; широкая публика должна воспринимать их в таковом качестве и с уважением и доверием относиться к способности судов выполнять данную функцию” . Он согласился с доводами Правительства Соединенного Королевства, что “надлежащая правовая процедура может лишиться уважительного к себе отношения, а функции судов окажутся узурпированы, если мнение общественности по вопросам, являющимся предметом судебного разбирательства, будет сформировано до их рассмотрения судом или если участникам судебного процесса придется подвергнуться “суду прессы”. Кроме того, по мнению Европейского суда, “нельзя забывать и о том, что привычка общественности к регулярному зрелищу псевдосуда в средствах массовой информации может иметь в конечном счете пагубные последствия для восприятия судов как надлежащего места разрешения правовых споров” .——————————– Там же. § 55. Постановление “Санди Таймс” (Sunday Times) против Соединенного Королевства”, § 60. О том, что опасность существует, пишут и российские исследователи. С.В. Потапенко справедливо замечает, что при замене реального правосудия “судом газет” не только искажается роль суда в государстве и обществе, но деформируется сама природа журналистской профессии, а “журналистские расследования и информационное сопровождение резонансных судебных дел нередко превращаются в журналистские преследования неугодных судей, заказанные лицами, заинтересованными в вынесении незаконных судебных решений” (см.: Потапенко С.В. О роли СМИ в обеспечении авторитета и беспристрастности правосудия // Научный журнал “Труды по интеллектуальной собственности”. 2012. N 1. См. также: Потапенко С.В. Обеспечение авторитета и беспристрастности правосудия при освещении судебной деятельности в СМИ: правовые и этические аспекты // Этические вопросы освещения судебной деятельности в СМИ. М.: АНО ТЦ ЮНЕСКО, 2011. С. 53 – 60).Однако сама по себе забота о поддержании авторитета суда не всегда оправдывает ограничения на свободу выражения мнения: “Общая цель включения этих слов, – замечает Европейский суд, – состояла в том, чтобы “уважение к суду” считалось правомерным в смысле пункта 2 статьи 10 Конвенции, а не в том, чтобы превратить этот институт в эталон, по которому будет проводиться оценка “необходимости” той или иной конкретной меры”. Европейский суд отметил, что не считает себя связанным нормами национального права и их толкованием национальными судами при оценке того, что же следует понимать под неуважением к суду или подрывом авторитета правосудия. Именно поэтому в деле “Санди Таймс” он признал в конечном счете, что в указанных обстоятельствах наложение судебного запрета только на одну газету, да еще под угрозой привлечения к уголовной ответственности, составляло непропорциональное вмешательство в свободу выражения мнения и являлось нарушением статьи 10 Конвенции.Интересно отметить, что в упоминаемом в Постановлении Европейского суда докладе комитета Соединенного Королевства по изучению вопроса о неуважении к суду (так называемом докладе Филлимора) английский институт неуважения к суду назван средством, позволяющим судам предотвращать или карать поведение, направленное на то, чтобы злоупотреблять, препятствовать или наносить ущерб отправлению правосудия. В нем же указывается, что этот правовой институт призван защищать не достоинство судей, а “интересы отправления правосудия” и “основополагающий принцип верховенства права” .——————————– Постановление по делу “Санди Таймс” (Sunday Times) против Соединенного Королевства”, § 18, 36.Таким образом, являющийся “детищем общего права” институт защиты правосудия был включен в текст Конвенции при разработке статьи 10 для того, чтобы формировать у граждан Европы отношение к суду права как к надлежащему и беспристрастному органу, призванному разрешать правовые вопросы без давления со стороны общественного мнения.——————————– Термин позаимствован из решения Европейского суда, § 18.

Читайте также:  Какие жалюзи лучше защищают от солнца

Кто относится к органам правосудия и кого защищают нормы о неуважении к суду?

О каких же конкретно органах и должностных лицах идет речь, когда требуется защитить авторитет правосудия? При толковании этой фразы следует обратить внимание на то, что в английском тексте Конвенции использовано слово judiciary – “суды и судьи, судебная власть, органы правосудия”.

В русском варианте текста Конвенции его перевели как “правосудие”, выбрав одно, наиболее подходящее, по смыслу значение слова judiciary. В связи с этим следует иметь в виду, что там, где в русском переводе решений будут встречаться различные термины, в английском тексте используется одно и то же слово.

На самом деле это не имеет принципиальной разницы, поскольку речь в любом случае идет о тех, кто вершит правосудие или участвует в процессе его отправления.

Кто же это, по мнению Европейского суда?”Понятие “судебная власть (judiciary)”, – пишет Европейский суд, – охватывает механизм осуществления правосудия, ветвь государственной власти, а также самих судей при осуществлении ими своих должностных обязанностей” .

Он соглашается с трактовкой Филлимора, что формы поведения, охватываемые нормами о неуважении к суду, относятся в основном либо к позиции судей, либо к функционированию судов и аппарата юстиции.——————————– Постановление по делу “Санди Таймс” (Sunday Times) против Соединенного Королевства”, § 55.

К механизму осуществления правосудия относятся и прокуроры: “Прокуроры являются государственными служащими, задача которых состоит в том, чтобы всячески содействовать надлежащему отправлению правосудия. В этом отношении они являются частью судебного аппарата в широком смысле данного термина.

В интересах общества, чтобы они, как и служащие судов, пользовались общественным доверием. Поэтому может оказаться необходимым, чтобы государство защитило их от необоснованных обвинений” .——————————– Постановление по делу “Лешник (Lesnik) против Словакии” от 11 марта 2003 г., жалоба N 35640/97, § 54.

Соответственно, журналисты, адвокаты и граждане должны проявлять уважение к судьям и прокурорам.

Распространяется ли защита авторитета правосудия на российские судебные департаменты? В практике Европейского суда было дело, в котором национальные суды защитили честь и достоинство Судебного департамента в Приморском крае – дело “Романенко и другие против Российской Федерации” .

Проигравшая в судах страны сторона: редактор, журналист и учредитель газеты, в которой было опубликовано обращение общественности и ряда чиновников к региональным властям с просьбой принять меры в связи с незаконной рубкой леса, – обратилась с жалобой в Европейский суд, поскольку иск о диффамации был вызван фразой, что “безобразия усилились” после того, как порубочный билет для строительства нового здания получил Судебный департамент. Европейский суд установил в деле заявителей нарушение статьи 10 Конвенции, но при этом не стал рассматривать в качестве правомерной цели защиту авторитета правосудия, а ограничился анализом дела в контексте “защиты прав других лиц”. Он решил, что спорное высказывание, хотя и было выражено в провокационной форме, “не вышло за рамки журналистской свободы с учетом того, что в отношении государственных органов и государственных служащих при исполнении ими обязанностей, так же как и в отношении политиков, существуют более широкие пределы допустимой критики по сравнению с частными лицами” .——————————– Постановление по делу “Романенко и другие (Romanenko and Others) против Российской Федерации” от 8 октября 2009 г., жалоба N 11751/03. Там же. § 47.

Какие действия и высказывания могут подорвать авторитет правосудия?

Источник: http://xn—-7sbbaj7auwnffhk.xn--p1ai/article/20085

Судебная власть и взятки

Коррупцию следует понимать как осуществляемые любыми способами и при любых условиях действия должностного лица, направленные, независимо от их мотивов, на извлечение личной или корпоративной выгоды из социального статуса или положения такого лица в системе органов власти, частном бизнесе, некоммерческих или общественных организациях. В этом смысле к коррупции следует относить не только незаконные, но и не выходящие за правовые рамки неэтичные и аморальные действия, а также действия, признаваемые в обществе несправедливыми. Но квалификация таких действий во многом является субъективной: там, где одни усматривают проявления коррупции, другие видят своеобразную норму поведения. Например, одни считают вручение небольшого подарка должностному лицу, добросовестно выполнившему свои обязанности, коррупционным действием, а другие — нет.

Доказать юридически факт коррупции очень непросто, в результате при массовом распространении коррупции в России случаи возбуждения соответствующих уголовных дел крайне редки.

В частности, в отчете за 2011 год о борьбе с коррупцией, направленном Генеральной прокуратурой РФ в Государственную Думу, фигурирует цифра 11 921 дело, поступившее в прокуратуру для утверждения обвинительного заключения, а дела, связанные с коррупцией, в судах вообще исчисляются единицами[1].

Малое число уголовных дел против судей позволило председателю Мосгорсуда Ольге Егоровой утверждать, что в столичных судах «98 % судей честные, а с остальными 2 % мы сами справимся в рамках судебной системы, мы от таких избавляемся очень быстро»[2].

Но если учесть, что коррупция не сводится к взяточничеству, а тем более только к юридически доказанному взяточничеству, то следует признать, что в данном случае вывод об отсутствии коррупции в судах не получил достаточно объективного обоснования.

За последние 10 лет Фонд ИНДЕМ провел четыре формализованных анкетных опроса по репрезентативной всероссийской выборке, посвященных коррупции, в том числе и в судебной власти.

В 2001 году — по заказу Всемирного банка после трехлетнего углубленного изучения российской коррупции другими методами; в 2002-м — по заказу Фонда Сороса; в 2005-м собственное исследование; в 2010-м — по заказу Минэкономразвития РФ[3].

Плюс к опросам проводились полуформализованные интервью с экспертами, фокус-группы с гражданами и предпринимателями. Также с 2007 по 2009 год фонд выполнял проект «Судебная реформа в России: институционально-социетальный анализ трансформации, ревизия результатов, определение перспектив»[4].

В его рамках изучались практики взаимодействия граждан и предпринимателей с судебной властью. Ниже представлены некоторые результаты этих исследований в интерпретации автора, которая не обязательно отражает позицию Фонда ИНДЕМ.

Оценки уровня бытового взяточничества в судах

Одним из объектов исследования был рынок коррупционных услуг, на котором органы власти и управления оказывают гражданам услуги за взятки. Его можно назвать рынком бытовой коррупции, поскольку на нем граждане решают преимущественно свои частные проблемы.

Другой объект, которого мы в данной работе касаемся минимально, — рынок деловой коррупции, на котором органы власти и управления оказывают за взятки услуги бизнесменам.

За рамками исследования остался рынок, связанный с незаконными финансовыми операциями, которые осуществляются при поддержке судов, а также другие виды коррупции, которые оказалось сложно оценить в социологических исследованиях.

В таблице 1 приведены некоторые частотные характеристики рынка бытовой коррупции в судах. Они сравниваются со средними характеристиками по еще 15 видам государственных услуг (данные из тех же массовых опросов).

Как видно, риск коррупции при обращениях граждан в суды во все годы превышал аналогичные риски при обращении за другими государственными услугами, правда, превышение это находится на уровне статистической ошибки. Одновременно готовность граждан платить взятки в судах снижалась и оставалась более низкой, чем в среднем при получении государственных услуг.

Это означает, что суды в последнее десятилетие не отличались по своему коррупционному давлению на граждан от других органов власти и государственных организаций.

Таблица 1. Частотные характеристики рынка бытовой коррупции

Рынок бытовой коррупции Риск коррупции[5] Спрос на коррупцию[6]
2001 2005 2010 2001 2005 2010
При обращении в суд 26,2 39,5 31,1 59,4 43,6 30,0
В среднем по всем рынкам 25,7 35,0 28,9 74,7 53,2 47,3

Объемы рынка бытовой коррупции в судах представлены в таблице 2. Здесь же приводится дополнительный показатель — доля взяток при обращениях в суды от общего объема взяток для всех 16 исследовавшихся рынков бытовой коррупции.

Видно, что суммарный объем всех рынков рос незначительно и примерно соответствовал уровню инфляции. При этом доля, приходящаяся на взятки в судах, не превышала 10 % от общего объема взяток и постоянно снижалась.

Объясняется это скорее всего тем, что наши граждане предпочитают не доводить дело до суда, а судебная власть, как будет показано ниже, переориентировалась на получение взяток от бизнесменов.

Таблица 2. Динамика годовых объемов рынка бытовой коррупции

Рынок бытовой коррупции Объем рынка (млн рублей) Доля от общего рынка
2001 2005 2010 2001 2005 2010
При обращении в суд 8 234 8 958 4 956 0,097 0,069 0,030
Суммарно по всем рынкам 84 750 129 003 164 221

Средние величины взяток, которые граждане давали в судах, вычисленные по данным опросов, приведены в таблице 3. Здесь же указано место этого вида взяток в общем списке, ранжированном по убыванию их размера.

В 2001 году средний размер взяток, которые граждане давали в судах, был самым большим, в 2005 году он переместился на второе место, а в 2010-м — на третье.

При этом абсолютный размер «судебной» взятки с 2001 к 2005 году несколько снизился, а к 2010-му снова повысился.

Таблица 3. Динамика средних размеров взяток в рублях

Рынок бытовой коррупции 2001 год 2005 год 2010 год
величина место в списке величина место в списке величина место в списке
При обращении в суд 13 964 1 9 570 2 12 643 3
В среднем по всем рынкам 1 817 2 780 5 285

Таким образом, уровень взяточничества, связанного с обращениями граждан в суды в период с 2001 по 2010 год, оставался примерно одинаковым. А по риску коррупции для граждан и по размеру средней взятки взяточничество в судах в этот период опережало многие другие органы власти и государственные организации.

Оценки уровня деловой коррупции в судебной системе

Из-за незначительности объемов выборок в категории «бизнесмены» (в исследовании 2010 года рынок деловой коррупции вообще не изучался из-за ограниченности ресурсов), а также частых случаев отказа последних отвечать на вопросы о случаях дачи ими взяток должностным лицам, статистически достоверно оказалось возможным оценить только объемы крупных рынков деловой коррупции. Тем не менее некоторые закономерности рынков деловой коррупции выявить удалось, и они, судя по публикациям других исследователей, действуют и в настоящий период.

Оценки объемов рынка деловой коррупции в трех ветвях власти и размеров взяток представлены в таблицах 4 и 5. Первая демонстрирует лидерство исполнительной власти и резкий рост в период с 2001 по 2005 год объемов рынка во всех ветвях. Произошло также некоторое изменение структуры рынка деловой коррупции: доли законодательной и судебной власти увеличились.

В частности, судебная стала получать примерно 5,5 % от общего объема против 0,9 %, а абсолютный рост составил 60 раз, что существенно превышает средний, который для рынка деловой коррупции в целом по всем органам власти чуть выше 9 раз.

Еще значительнее темпы роста рынка деловой коррупции в законодательной власти — 397 раз, правда, при очень невысоком исходном уровне.

Читайте также:  Детский садик: отдавать ребёнка или нет?

Таблица 4. Динамика рынков деловой коррупции

Рынок деловой коррупциив соответствующей ветви власти Объем рынка (млн рублей) Доля от общего рынка Рост объема рынка (разы)
2001 2005 2001 2005
Законодательная 1,71 679,44 0,0017 0,071 397,35
Исполнительная 1 003,45 8 358,43 0,9897 0,874 8,33
Судебная 8,73 526,00 0,0086 0,055 60,25
В среднем по всем ветвям власти 1 013,89 9 563,87 1 1 9,43

Таблица 5 демонстрирует очень существенный — почти в 25 раз — рост размеров взяток бизнесменов в судах с 2001 по 2005 год. Это почти в два раза превышает темп роста среднего размера взятки по всем рынкам деловой коррупции, составивший примерно 13 раз. Еще существеннее выросли средние размеры взяток на рынке деловой коррупции в законодательной власти — более чем в 35 раз.

Средний размер взятки в судебной власти составил в 2005 году более 2 500 000 рублей, но такие взятки относительно редки. Поэтому объем рынка деловой коррупции в исполнительной власти существенно выше, чем во власти судебной.

Таблица 5. Динамика средних размеров взяток на рынках деловой коррупции

Рынок деловой коррупции соответствующей ветви власти Средний размер взятки в рублях Рост размера взятки (разы)
2001 2005
Рынок законодательной власти 17 429 614 448 35,25
Рынок исполнительной власти 288 796 1 890 649 6,55
Рынок судебной власти 101 245 2 527 675 24,97
В среднем по всем ветвям власти 305 985 4 110 125 13,43

Вспомним, что именно в 2001—2005 годах завершалась реформа судебной системы, сопровождавшаяся, в частности, существенным повышением заработной платы судьям. Но вместо ожидаемого снижения уровня коррупции в судах выросли и размеры взяток, и их общий объем.

При этом в судебной власти для бизнесменов и размеры взяток, и общие их объемы существенно превышают те, которые дают граждане.

Следовательно, представители судебной власти в ходе проведения судебной реформы не отказались от коррупции, а вполне по-рыночному увеличили свою активность в получении взяток от бизнесменов, намного более обеспеченных материально, чем другие граждане.

Бизнесмены об уровне взяточничества в судах

В формализованном анкетном опросе бизнесменов 2008 года, который проводился Фондом ИНДЕМ в рамках проекта «Судебная реформа в России: институционально-социетальный анализ трансформации, ревизия результатов, определение перспектив»[7], специально изучалось взяточничество. По понятным причинам вопросы задавались только косвенные.

Исследование показало, что примерно 10 % бизнесменов считают, что взяточничество в судах носит единичный характер. Большая же часть (66,9 %) полагают, что это явление, в той или иной степени распространенное.

Правда, надо учитывать, что мнение респондентов отнюдь не всегда основывалось на личном опыте — большую роль здесь играет информация, полученная от родственников и друзей, из Интернета и СМИ.

Ответ на вопрос анкеты, готовы ли другие бизнесмены давать взятки в судах, косвенно отражал уровень готовности самого респондента к таким действиям. Большинство (65,4 %) на него ответили утвердительно, хотя 40,7 % из них посчитали, что на такой шаг бизнесмен пойдет, только если исчерпаны все другие способы решения проблемы.

Но готовность дать взятку отнюдь не означает, что такое действие было совершено. Поэтому респондентам-бизнесменам задавался еще один косвенный вопрос: дают ли реально взятки в судах другие бизнесмены. Более половины (51,3 %) опрошенных отказались на него отвечать.

Из полученных же ответов следует, что в среднем только примерно 10,5 % бизнесменов не дают взятки в российских судах, причем этот показатель несколько снижается с ростом размера бизнеса (12,8 % — малый, 8,2 % — средний, 7,3 % — крупный).

Следовательно, взяточничество в российских судах весьма развито, и чем крупнее бизнес, тем реже бизнесмены отказываются от дачи взяток в них.

Суд не стал институтом защиты прав граждан

Как показали исследования судебной власти Фонда ИНДЕМ, для защиты своих прав и свобод в суды обращаются 13,5 % граждан и 31,2 % бизнесменов. При этом и те и другие нередко дают взятки для получения судебных решений в свою пользу.

И очень многие справляются с такими проблемами самостоятельно: 28,9 % граждан и 34,6 % бизнесменов.

Если еще учесть выявленный в исследовании сравнительно невысокий уровень доверия судам, то приходится признать, что российская судебная власть пока оказывается неспособной выполнять одну из своих важнейших нормативных функций — защиту прав граждан и бизнесменов.

Кроме того, большинство российских граждан уверены, что бесполезно судиться с представителями органов власти и частного бизнеса. Это, в свою очередь, приводит к тому, что российские граждане не выделяют суд из всей системы органов власти, не оценивают судебную власть как независимую от исполнительной и законодательной.

В ходе проведения судебной реформы российские судьи стали в большей степени ориентироваться на интересы и приоритеты тех, кто обеспечивает им высокий уровень благосостояния, а не на закон. Потому и уровень взяточничества в российских судах не снизился, а вырос.

Продолжение судебной реформы в таких условиях не приведет ни к реальной независимости судов, ни к высокому доверию к ним со стороны граждан, ни к снижению уровня коррупции, ни к превращению судебной власти в реальную систему обеспечения правосудия, прав и свобод граждан.

[4] Основные результаты этого проекта изложены в издании: Сатаров Г. А., Римский В. Л., Благовещенский Ю. Н. Социологическое исследование российской судебной власти. СПб.: Норма, 2010. 536 c. Доступ на сайте Фонда ИНДЕМ: http://indem.ru/Proj/SudRef/SocIsRoSuVlas.pdf

[5] Риск коррупции — доля случаев попадания в коррупционную ситуацию от всех случаев обращения гражданина к государству с целью получения той или иной услуги.

[6] Спрос на коррупцию (готовность гражданина дать взятку) — доля случаев, в которых попавший в коррупционную ситуацию гражданин дает взятку.

[7] Основные результаты этого проекта изложены в издании: Сатаров Г. А., Римский В. Л., Благовещенский Ю. Н. Социологическое исследование российской судебной власти. СПб.: Норма, 2010. 536 с. Доступ на сайте Фонда ИНДЕМ: http://indem.ru/Proj/SudRef/ SocIsRoSuVLas.pdf

Источник: http://magazines.russ.ru/oz/2012/2/r20.html

Судебная защита прав предпринимателей

В соответствии со статьей 46 Конституции Российской Федерации каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод.

Решения и действия (или бездействие) органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и должностных лиц могут быть обжалованы в суд.

Порядок обжалования в суд решений и действий (или бездействий) органов государственной власти, органов местного самоуправления и их должностных лиц установлен Гражданским процессуальным кодексом Российской Федерации (далее – ГПК РФ) и Арбитражным процессуальным кодексом Российской Федерации (далее – АПК РФ).

В этой связи индивидуальному предпринимателю или коммерческой организации необходимо иметь представление в каких случаях  они могут обратиться в городской или районный суд (суды общей юрисдикции), а в каких случаях – в арбитражный суд.

Согласно статьи 29 АПК РФ арбитражные суды рассматривают две категории дел, связанных с осуществлением организациями и гражданами предпринимательской и иной экономической деятельности.

К первой категории дел относятся дела об оспаривании нормативных правовых актов органов государственной власти и органов местного самоуправления, затрагивающих права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, если федеральным законом их рассмотрение отнесено к компетенции арбитражного суда.

В действующем законодательстве таких случаев немного.

В частности, в соответствии с частью 2 статьи 138 Налогового кодекса Российской Федерации в арбитражный суд могут быть обжалованы нормативные правовые акты налоговых органов и в соответствии со статьей 13 Федерального закона от 14.04.

1995 № «О государственном регулировании тарифов на электричество и тепловую энергию» – решения Федеральной энергетической комиссии, связанные с государственным регулированием тарифов на электрическую и тепловую энергию, носящие нормативный характер.

В остальных случаях нормативные правовые акты органов государственной власти и органов местного самоуправления, затрагивающие права и законные интересы организаций и индивидуальных предпринимателей в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, рассматриваются судами общей юрисдикции.

Под нормативными правовыми актами понимаются издаваемые (принимаемые) уполномоченными государственными органами письменные акты, устанавливающие обязательные для исполнения правила поведения, рассчитанные на многократное применение и адресованные неопределенному кругу лиц.

Нормативные правовые акты могут быть выражены в виде законов, указов, постановлений,   приказов, распоряжений, инструкций, положений и т.д.

Ко второй категории дел относятся дела об оспаривании ненормативных правовых актов органов государственной власти и органов местного самоуправления, а также решений и действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления и должностных лиц, затрагивающих права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

Ненормативные или индивидуальные правовые акты – акты органов государственной власти и местного самоуправления, которые не содержат общих правил поведения, а устанавливают конкретные предписания, адресованные конкретному лицу или группе лиц и устанавливающие, изменяющие или прекращающие его (их) конкретные права и обязанности.

Решение государственного органа или органа местного самоуправления представляет собой властное (обязательное) предписание, вынесенное в пределах его компетенции по рассматриваемому вопросу, затрагивающему права и законные интересы индивидуального предпринимателя или организации.

Внешне решение может быть выражено в самых разнообразных письменных формах (письма, протоколы, резолюции должностного лица на письменных обращениях и др.).

В отличие от решения, которое определенным образом фиксируется в документе, объектом судебно-арбитражного обжалования являются действия, то есть фактические деяния, совершаемые государственными органами, органами местного самоуправления и их должностными лицами, которыми затрагиваются права и законные интересы юридических лиц и индивидуальных предпринимателей. Подобные действия совершаются главным образом при осуществлении контрольных функций налоговыми, таможенными, антимонопольными органами, исполнительными органами государственной власти и местного самоуправления, их должностными лицами.

Юридическое лицо или индивидуальный предприниматель может обратиться в суд, если действия указанных органов и должностных лиц противоречат закону и иным правовым актам, а также нарушают его права и законные интересы.

Бездействие государственных органов, органов местного самоуправления и должностных лиц чаще всего выражается в уклонении от исполнения в срок обязанности, которая правовым актом возложена на них. Например, непредставление налогоплательщику копии акта налоговой проверки и решения налогового органа (пункт 7 статьи 32 НК РФ); уклонение от возврата излишне уплаченных сумм налогов.

Источник: Администрация Санкт-Петербурга – Официальный сайт

Источник: http://bishelp.ru/business/bezopasnost/sudebnaya-zashchita-prav-predprinimateley

Защита чести и деловой репутации в Москве | Караченков и партнеры

Публичные оскорбления, тем более незаслуженные, всегда тяжело воспринимаются людьми. Нужно уметь отстаивать свои права. Защита деловой репутации – важное и серьезное дело.

Из-за оскорбления достоинства страдает человек, страдает его деловая репутация. Эти неприятности выбивают его из привычного ритма, мешают планомерной деятельности.

Мы защитим вашу честь и деловую репутацию от нападок. Обидчик усвоит простое правило: чтобы избежать встречных неприятностей, следует воздерживаться от клеветы. Нельзя безнаказанно посягать на достоинство, честь и деловую репутацию индивида или юридического лица.

Если защита деловой репутации становится необходимостью, доверьте ее нам. Юридическая коллегия Центра правовой поддержки «Караченков и партнёры» предпримет все необходимые действия для восстановления доброго имени персоны или организации.

Юридическое или физическое лицо, интересы которого ущемлены, для защиты чести и деловой репутации вправе осуществлять свои права с помощью как гражданского (статья 152 ГК), так и арбитражного суда.

Закон позволяет требовать вынесения решения судьи или арбитра для того, чтобы отстоять свою честь и восстановить репутацию. В иске о защите чести и деловой репутации можно требовать опровержения порочащих сведений.

Деловая репутация – это сложившееся на данный момент мнение о личных и деловых качествах субъекта. Деловая репутация считается нематериальным активом, причём многие люди рассматривают её как высшую ценность.

Читайте также:  Как стать хорошим бухгалтером в одессе

Поэтому защита чести и деловой репутации физического лица в общественных отношениях, особенно в отношениях рынка и предпринимательства, всегда необходима в деловой и личной жизни человека.

Не менее важна защита чести и достоинства юридического лица. Мнение потребителей и деловых партнёров о классе, качестве и надёжности товаров и услуг каждого субъекта рыночной деятельности определяет положение на рынке и судьбу компании.

Для того, чтобы защитить в суде честь и достоинство организации, требуется соблюсти ряд соответствующих процедур и правил, знать тонкости и нюансы установленного законом порядка действий.

Суды общей юрисдикции не рассматривают дела о защите чести и достоинства организаций.

Такие дела подлежат рассмотрению в арбитраже (п. 5, ч. 1, ст. 33 АПК РФ), если соответствуют требованиям, представленным в ряде пунктов и статей АПК РФ и иных законодательных актах.

Иск может быть оставлен судом без рассмотрения по ряду причин, понятных и известных юристам. ЦПП «Караченков и партнеры» всегда найдет законные основания, опираясь на которые, суд не сможет отказать в рассмотрении иска.

Мы сделаем все возможное, чтобы решить дело для клиента положительно.

Если опровергать порочащие сведения должен тот, кто их распространил, то доказать, что они нанесли ущерб репутации, причинили убытки и подлежат возмещению – дело истца.

Поэтому судебный арбитраж в случае обращения рассматривает конкретные сведения и факты, принимая оценку истца в размере причиненного ущерба. В качестве доказательств могут приводиться различные аргументы.

Например, ущербом считается, если на основании недостоверных сведений, распространенных ответчиком, деловой партнёр расторг сделку.

К доказательной базе также относятся:

  • фактологический характер сведений;
  • непосредственно факт распространения порочащих сведений;
  • доказательства характера сведений как порочащих;
  • доказательство несоответствия этих сведений действительности.

Юридическая ассоциация «Караченков и партнёры» соберёт и представит доказательства, правильно оформит исковое заявление для защиты чести, достоинства или деловой репутации в соответствии с законами (АПК и ГК), постановлениями Верховного суда, информационными письмами арбитража, процессуальным кодексом и пр.

Основными средствами, которые применяются в ходе заседания по защите деловой репутации в суде, в соответствии со ст. 152 ГК являются:

  • опровержение сведений, не соответствующих действительности и порочащих репутацию истца;
  • компенсация морального вреда (в нематериальном выражении);
  • возмещение убытков, причиненных порочащими сведениями.

Возмещение моральных и физических страданий также предусмотрено законодательством. Моральные страдания закон относит исключительно к физическим лицам и предусматривает за них компенсацию.

Из сказанного становится очевидно, насколько ответственное дело судебная защита деловой репутации. Обращайтесь к специалистам Центра правовой поддержки «Караченков и партнёры».

У нас есть квалификация и опыт, необходимые, чтобы при минимальных затратах и издержках размер возмещения морального вреда был максимальным.

Источник: https://karachenkov.ru/praktika/zashchita-chesti-i-reputatsii/

Произвол судебной власти

В целях совершенствования российского правосудия, борьбы с коррупцией, защиты конституционных прав, в связи с огромным количеством невинно осужденных!

Я, Хомченко Евгения, дочь осужденного, пишу, так как не согласна с осуждением моего отца Хомченко Олега Михайловича, ввиду недоказанности преступления, фальсификации доказательств, подлогов и других нарушений норм УК РФ, УПК РФ, а также конституционных прав.

Решение суда первой инстанции основано на неясных (не четко сформулированных) и противоречивых положениях Закона и Конституции РФ, прослеживается явное нарушение конституционных прав, прав на объективное разбирательство конкретного дела с обоснованием каждого вывода этого суда согласно закону.

Почему суды считают возможным вместо обоснования писать отписки и нарушать тем самым закон? Главное, что суд нарушает право человека получить в конечном счете справедливое и обоснованное решение.

Судебный произвол — это норма, а справедливое решение-исключение из правил. Так, ч.1 ст.17 УПК РФ постулирует: “Судья оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на совокупности имеющихся в уголовном деле доказательств, руководствуясь при этом законом и совестью”. Понятия же “Внутренние убеждения” и “совесть” не определены в УПК РФ.

Суд в нашем случае не рассмотрел аргументы в защиту отца, не ответил на них обоснованно и мотивированно. В таком случае, искать защиту от судейского произвола просто негде.

Ст.49 Конституции РФ гласит:

1. Каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда.

2. Обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность.

3. Неустранимые сомнения в виновности лица толкуются в пользу обвиняемого.

Но, в настоящее время, эта статья Конституции РФ нарушается в судах наиболее часто. По крайней мере, в нашем деле, да и в остальных, не сомневаюсь, действовала антизаконная “презумпция виновности”.

Почему же суды столь сильно отклоняются от закона? Неясность и неопределённость законов и наличие противоречий между ними; закрытость судебной и правоохранительной системы в целом от конструктивной критики и аудита их решений сторонней организацией; наличие системы поощрения следователей, прокуроров и судей за обвинительные приговоры. Все эти причины приводят к тому, что судья, в конечном счете, фактически никогда не утруждает себя обоснованием своих решений: просто отбрасывает все доказательства со стороны защиты, которые не подтверждают его версию; предположения превращаются у него сказочным образом в достоверные факты, а все доводы защиты рассматриваются как “попытка уйти от ответственности”. Судья по факту, делает все, чтобы ограничить права подсудимого на защиту, так и в нашем случае – незаконный, безосновательный отвод защитника наряду с адвокатом.

Например, само наличие “обвинительного заключения” (ст.220УПК РФ) в отношении гражданина, является нарушением презумпции невиновности, поскольку объективно вменяет ему вину в противоречие к тому же с ч.2 ст.5 УК РФ. Конституция РФ в ч.2 ст.

50 определяет: “При осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона”. Во многих делах ни одно из нарушений не повлияло на решение суда, не привело к исключению доказательств, полученных с этими нарушениями.

Эффективность правозащитной системы в этом случае стремится к нулю, нарушая основные права и свободы граждан.

Часть 2 Статьи 80 Конституции РФ (КРФ) гласит: “Президент РФ является гарантом Конституции РФ, прав и свобод человека и гражданина” В ч.1 ст. 82 КРФ президент клянется “уважать и охранять права и свободы человека и гражданина, соблюдать и защищать Конституцию РФ”. В противоречии с данной статьей, ч.

1 статьи 120 КРФ утверждает, что “Судьи независимы и подчиняются только Конституции РФ и федеральному закону”. Таким образом, у Президента РФ нет ни одного реального конституционного механизма (помимо помилования) вмешаться в независимое от власти и от Президента правосудие и осуществить свою обязанность и право быть “Гарантом Конституции”.

На основании этого, осужденным отказано в помощи президента. То есть, он не может выполнить свою основную функцию и защитить права народа на справедливое и объективное судебное разбирательство, гарантированные нашему народу Конституцией РФ.

Это дезинформирует общество, предполагая, что любой гражданин может обратиться к президенту за защитой своих прав и свобод, а главное, получить эту защиту.

Но, поскольку, гарантия прав и свобод человека предполагает наличие у Президента механизмов обеспечения этой гарантии, а этих механизмов в данное время не существует, то данная гарантия, де-факто, является пустым обещанием. В УПК РФ нет реальных механизмов, чтобы привлечь судью по ст.

305 УК РФ за вынесение неправосудного решения (приговора), за то, что он исковеркал чью-то судьбу и возможно не одну.

Человек, пострадавший от неправосудного решения судьи, оказывается в замкнутом круге-он никак не может доказать незаконность, поскольку приговор суда вступил в силу, и никто не желает разбираться, как и почему этот приговор возник.

Судья всегда может сказать в свое оправдание, что руководствовался совестью и внутренним убеждением, реально это приводит к повальному отсутствию каких-либо доказательств позиции суда. Чаще всего, вместо доказательства судьями используется фраза: “Суд установил, что данное возражение защиты не нашло своего подтверждения”.

И эта фраза ни разу не сопровождалась обоснованием, почему же конкретно возражение суд отверг (хотя и подтверждение то было!). То есть, на любой аргумент обвиняемый может законно получить ответ судьи: “я так считаю”, и на этом вопрос исчерпан. Следствие в нашем случае в деле нарушило множество положений Конституции РФ и УПК РФ, но ни разу добытые им материалы не были признаны недопустимыми.

Откуда такое доверие следователю или они у нас все сплошь честные? В результате, суд решил, что преступление совершено. Все это необъективно и противоречит презумпции невиновности.

Почему ни одно логическое обоснование защиты невиновности, основанное на элементарном здравом смысле, судом не принимается?

Во многих делах прокуроры меняются как перчатки, фактически, на каждом заседании новый прокурор.

Такая частая замена приводит к поверхностному участию прокурора в деле, он, не присутствовав при допросе свидетелей, не может составить объективного мнения о том, говорят ли они правду или “подыгрывают” своей стороне.

Кроме того, в протоколе судебного заседания неправильно бывают отражены как высказывания одной, так и другой стороны. Протоколы судебных заседаний искажаются.

Почему суд, не имея никаких доказательств вины, продолжает разбирательство? Почему потерпевшей стороне разрешается менять несколько раз показания и брать за основу те, которые направлены на обвинение.

А хотелось бы знать, чтобы эффективно защищаться, почему именно эта статья вменена в вину, почему этот факт отмели, а этот учли? На мой взгляд, такая ситуация провоцирует судью приводить аргументы в приговоре, нисколько не заботясь об их доказательности.

Суд ни разу не вернул в нашем случае дело прокурору при наличии многочисленных и серьезных нарушений УПК РФ и заявленных ходатайств в момент судебного следствия.

Он что, сам решает, какие нарушения закона считать существенными? Ввиду несовершенства российского правосудия в каждом деле имеется масса таких же и других нарушений статей законодательства РФ, сломанных судеб и загубленных жизней, до которых нет никому никакого дела, в связи с чем обращаемся и просим защитить наши права и права наших близких.

На основании всего изложенного просим:

1. Прежде всего, обеспечить исполнение требований Конституции РФ и иных законов всеми судьями, которые осуществляют сегодня в России правосудие.

2. Признать право на реабилитацию за всеми, кто был неправомерно осужден за деяния, которые не совершал, включая и тех лиц, чья виновность была установлена в совершении менее тяжких преступлений, а также возместить им имущественный и моральный вред.

3. Лишить статуса судьи тех лиц, что вынесли неправосудный приговор или иное судебное решение, а также рассмотреть вопрос о привлечении судей к уголовной ответственности за вынесение заведомо неправосудных приговора, решения или иного судебного акта по ст. 305 УК РФ.

4. Приостанавливать судебное разбирательство по делу, в случае заявления судье об отводе до принятия решения по заявленному отводу.

5. Запретить судьям самим рассматривать заявления об их отводе. Только председательствующий суда, либо квалификационная коллегия судей должна рассматривать заявление об отводе судьи.

6. Бездействие квалификационных коллегий, а также иных правоохранительных органов, осуществляющих контроль и надзор за судебной системой, по обращениям граждан на судебный произвол, рассматривать как самостоятельное должностное преступление.

Просим всех, кто согласен и неравнодушен к повсеместно сложившейся ситуации на территории РФ, подписать обращение и привлечь своих знакомых, друзей и близких. Ссылка на фрагменты материалов дела: http://khakassia8.wix.com/2015

Источник: https://Democrator.ru/petition/proizvol-sudebnoj-vlasti/

Ссылка на основную публикацию